Стих про живопись

Закрыть ... [X]


Мальчевский Владимир


Тотальный Мир
под диктатурой чувств.
Но в том и суть,
что здесь о разном плачут.
Святое назначение Искусств –
подбрасывать философам задачи.
Мы с тобою в ответе
за странную сложность:
за возможность, что в нас,
за её невозможность.
.  .  .  .  .  .  .  .  . 
Меняя экспозицию времён,
Мир,
обрамлённый
в огненную россыпь,
в ответ на смертоносные вопросы
понятнее, чем боле отдалён.
Так неподвластен силам естества
устав искусств магической природы:
жива рука, что тянется за плодом,
но сорван плод,
рука уже мертва.
___________________________
Антижизнь
Жизнь – не то, что ползёт к упадку.
Жизнь растит, создаёт, растёт.
Её порядок -
не брат «порядку»,
где разум твой и душа
не в счёт.
____________________________
Натуралист
                  
Весь век – одно и то же место.
Всё тот же пруд и тот же сад
он пишет
вдумчиво и честно,
жрецов Искусства крёстный брат.
Он постигает светотени,
наклон небес и тяжесть вод,
но спит, увы, без сновидений.
Мне жаль его,
и я им горд:
в его душе лежат основы;
Канон и Правила Игры -
благословить того, кто... снова
уйдёт
в незримые миры.
И проводив привычным жестом
ученика,
прийти назад.
Всё в тот же сад, на то же место
без грёз, без денег, без наград.
________________________
Право на Искусство
Имеем право не понимать
и понимать,
относясь с вниманием.
Имеем право не принимать
и... не мириться
с непониманием.
_________________________
Талант
Талант – не дар,
а наважденье;
похвал не ищет
и не ждёт,
предпочитая осужденье,
где чаще знание живёт.
________________
Цветок
                  
Цветок в канаве сточной –
продуманный и точный.
Прошли и это.
И прочли.
Но только что-то не учли;
чертёжик Солнца,
цвет галактик...
Друг теоретика, не практик,
друг теоретика, поэт,
"отстал",
увидев этот свет.
_______________________
Горожане
                     
Каждый дождь –
это просто лужа
из-за вымокшего угла.
И понятно,
зачем он нужен.
Эта проза нас
сберегла:
всё в финале
уходит в землю;
в темень,
в корни и семена.
Говорит глупец:
«Не приемлю
эти скользкие времена».
А мудрец говорит:
«Спасибо»,
и о славе
поёт поэт:
«Эти звуки дождя –
красиво!
Эти лужи –
какой был цвет!»
_____________
«НЕТ
В
ЖИЗНИ
СЧАСТЬЯ»
«Украсть или создать» -
пустой вопрос.
ИМЕТЬ не значит БЫТЬ
живой причиной
возникновенья музыки и роз,
добра и зла,
любви и гильотины.
«Украсть или создать» -
пустой вопрос:
он сам – ответ  художнику и вору.
В нём суть – как суд
и сила приговора.
Где  - счастье БЫТЬ,
там вору – «счастья нет».
____________________
Кто мы
                  
Считает ум.
Душа горит.
Как сложен мир,
как много тем!
И лишь Искусство говорит
откуда,
кто мы
и зачем.
_________
Память
Древесный древний ряд стволов
корой обветренной белеет,
графичен, строен и суров;
его Природа не жалеет.
Он охраняет сон полей,
где в волнах золото пшеницы,
над ней - кильватер журавлей;
их паруса в лучах зарницы.
Прохлада ливней, звездопад,
тепло ладоней землепашца,
и время, время, что назад
так не умеет возвращаться!
Ступая лёгкою ногой,
седой, печальный, осторожный –
философ, гений и изгой,
приходит в этот край художник.
Спокоен пульс, рука тверда.
В его глазах не пляшет пламя.
Он помнит всё, и пишет память
бесплатно,
молча,
навсегда.
_______________________
Панно
                  
Смальта.
Смелый смолистый камень.
Смальта.
Смуглая гладь глубин.
Смальта,
выстланная руками
сердца
точного, как рубин!
Грозен бас голосов базальта –
соло музыки в хоре гор.
Смальта! –
партия контр-альта
словно выискрившая простор
Высшим
Кодексом
Иерархий.
... Как высок золотой орган!
В нём –
бессмертное сердце Баха.
Зал.
Мозаика.
Иоганн.
___________________________
Квазиград
Окна.
Собранье квадратов Малевича.
Красные. Чёрные.
Детские. Девичьи.
Белые. Свадебные. Пустые.
Рамы витые.
Рамы простые.
Эти – ограблены.
Те – разночинские
в городе Рабина
или Кандинского.
В этих – «Контракты»,
а там – манускрипты... 
где-то «Постфактум»,
а где-то – «Постскриптум».
Эти – для выстрелов.
Те – для оваций.
Эти – плечистые,
с сигнализацией.
Эти – ослепли,
а эти – заклеены.
Эти – как склепы
города Клее.
В этих когда-нибудь что-нибудь будет.
В этих – не спят, а в соседних – не будят;
в них отражаются те, что – напротив,
то ли – театр у них, то ли – подиум...
Бредим ночами, по городу бродим...
Днём эти окна как будто – в народе,
вечером в окнах мелькает народ,
кто-то о стенах прозрачных поёт.
Улица Рильке. Итог и урок
с выходом в город Хуана Миро.
Окна сортиров
и окна квартир.
Мир из окошек –
окошечный Мир
в рамах, отструганных никому –
в рамах отструганных для коммун.
Кто-то кричит, но – кому, кому?
Это – за городом.
Эдвард Мунк.
_________________________
Вечерний чай
Вечерний чай с комочком рафинада,
с простым окном в закатную сирень
и с тем, что ничего уже не надо
как всматриваться молча в светотень;
в игру тонов, почти неразличимых
в едва заметных гранях глубины,
что недосказаны, сомнительны, ранимы,
но только там, в экранах тишины –
рассказ о нас, и вчитываясь в титры,
мы видим Мир, где ниспадает свет
на алфавит изменчивой палитры,
где слог и сложность ведают секрет
осколков витражей калейдоскопа –
почти случайных, зреньем боковым
отмеченных, но как-то... не особо
не прозвучав, не ставших роковым
каскадом бликов, сотканных из сотен
фрагментов жизни, чем она светла...
Кто за` день весь запас спалил дотла,
тот молча возвратится к первой ноте,
где будет чай с комочком рафинада,
с простым окном в закатную сирень
и с тем, что ничего уже не надо
как всматриваться молча в светотень.
________________________________
Тайна
В холстах с трёхмерной глубиной
есть тайна внутреннего света:
душа художника, поэта...
Что за печаль тому виной, -
легка, тонка, неудержима
внутри холста, вокруг холста –
послушна кисти и проста,
сердцами соткана, хранима!
Уйдём, и опустеет зал,
и только – след в границах рамы
как эхо отшумевшей драмы,
что кто-то с болью написал.
Нас встретят лайнеры времён –
нас, заплативших за билеты
ценою внутреннего света,
в словах, в мелодиях имён.
И, отправляясь в звёздный тур,
простятся с нами, улетая,
моя Ямайка золотая
и твой пурпурный Сингапур.
____________________________
Скань
Надо мной – небесные снопы,
подо мной – движенья Мирозданья.
Я иду картинами судьбы
вдоль рисунка
сказочною сканью.
О края лазури – кисти ив,
звонким лаком вод ложась на плёсы,
сеют пламя красок...
и пуглив
сумрак
в глубине темноволосой.
Твой речной загар на цвет песка –
лёгким золотом  на гладь,
на безмятежность
лёг
в рельефе тонкого мазка;
побережья бежевая нежность.
__________________________
Две планеты
Планета, где можно построить Рим –
не та, где можно его разрушить:
мечту небесную строят души.
И мы сгораем пока творим.
_____________________
О преимуществе
Зачем этот Мир, где чувства
настолько сильней ума!
Они для ума – тюрьма,
где способ сбежать – Искусство.
Зачем оно здесь, в Миру,
встречающем по одёжке,
где разум не ко двору?
... А дёгтя хватает ложки.
_________________________________
"Вне нас"
                  
Мы – с ними,
они – с нами
Эмоции наши - мы
в орбитах, на звёздах,
в пламени,
в бездонных провалах тьмы:
гладко – не гладко ли,
холодно ли – тепло,
горько нам или сладко,
радостно, тяжело,
с трещинами, без трещин –
линия, форма, цвет...
это – эмоция вещи.
Вещи ВНЕ НАС нет.
____________________
В ожидании зари
               
Цветок в сиреневом стакане –
сирень в сиреневом окне.
Закат – полоска жёлтой скани.
Так входят сумерки ко мне,
скользя в провалах светотени
и зажигая фонари.
А на окне – цветок сирени
как ожидание зари.
_____________________
Берег лета
               
Фиолетовый да охристый,
берег лета мой яснолистый!
Кобальт светлый да изумруд -
это вётлы мои цветут,
красноватые в тьмах теней.
Всё – в лазури. И птицы в ней!
Даль мерцающая, серебристая,
убегающая да ребристая...
Всё тут дышит в ней, всё колышется,
а к стволу прильнёшь, сердце слышится.
В волнах клевера – лето красное,
словно кадмиями по басме.
Мне б словами тебя, чтоб – самыми,
как Сентябрь - златыми рамами!
___________________________
Бегущие по волнам
Кто в творчестве успех вкусил однажды,
того уже ничем не отвратишь;
ему нужна свобода, чай и тишь –
все три условья утоленья жажды,
что так же невозможно, как на море
найти следы бегущих по волнам.
Но мы находим! И не верят нам
и двум босым следам в морском просторе.
___________________________
"След на воде" - явление не физическое,
а информационное: способность воды строить
и сохранять образ происходящих в ней процессов".
/Академик В. В. Ажажа. "Под колпаком иного разума",
"Вече". 2014г./
 
Печаль, надежда и мольберт
Висящая Луна над спящими цветами –
несуществующее для сомкнутых век;
под ними – сон, а в нём – парящий снег
над белыми и чистыми холстами.
Пустеет Мир, теряя твёрдость черт
и силу смысла, что забит в программе
с её Луной и спящими цветами.
Но есть печаль, надежда и мольберт.
_______________________________
Богомазы
Храня в душе секреты лака
и птиц считая в облаках,
мы кисти мыли в родниках
и клали головы на плаху.
_________________________
Вдохновение
Чужое горе не состарит,
а Слово Божье – не твоё.
Судьбу дарёную не дарят,
и кто
польстится на неё?
Любовь блудит да колобродит –
в душе то ясно, то темно,
а вдохновение приходит
и до утра стучит в окно.
______________________
Долг
                  
И рифмы строгую арифму,
и ясной логики язык,
красу берёзы, бирюзы
и постоянство алгоритма
ты должен сшить,
решить, сложить;
одушевить,
сдружить, украсить,
не воплотить,
так хоть не сглазить,
и пусть хоть сторожем -
служить!
____________________
Построить Рим
Построить Рим – великая победа.
Разрушить Рим – не значит победить.
Идею созиданья не убить,
его опять построит кто-то где-то.
Идея созидания – вокруг.
Она есть всё: и космос, и планеты.
Она есть я и ты, и все поэты,
кто верит в смысл и видит Светлый Круг,
где пишут роль и подбирают маску –
лицо, окраску, право на талант...
Любой – программа. Даже дилетант,
что ненавидит правду и огласку
и этот Мир с закатом и рассветом.
Кого зовёт он, и куда зовёт?
К свободе Солнца?
В тупики планеты -
подземное ничто её пустот?
______________________________
Жить и знать
Двенадцать змей шуршат в песках.
Багровый шар зажат в тисках
двух чёрных скал –
двух мёртвых рук.
Что я искал – со мною, друг.
Здесь камень есть горяч и нем,
что бродит ночью при Луне
и, след немыслимый храня,
зовёт Пустыня в путь меня.
Со мною каждый говорит,
кто был сожжён, и кто горит...
И лишь молчит, кто был врагом -
он в измерении другом.
Мы все умрём. Но чтобы встать,
живущий вынужден спешить:
здесь надо ЖИТЬ
затем, чтоб знать,
там надо ЗНАТЬ
затем, чтоб жить.
____________________
Звёздный архив
                    "Поверь, все силы Мира - в нас:
                     в нас сумрак и рассвет".
                                           /А. Фет/.
Мир оценивается мгновенно:
вся Вселенная жизни – миг!
Мы с собой в душе откровенны,
и журчит душа как родник,
удивляясь, переливаясь
отраженьями в искрах чувств;
собираясь и распадаясь
строя в образах мир Искусств.
Здесь ничто не проходит мимо,
превращаясь с годами в нас.
Мы поймём, лишь настанет час:
наши души непобедимы.
Этот звёздный архив Миров –
словно файлы большой программы,
цвет и звуки нездешней гаммы,
чем прекрасен и чем суров
свет Начала необоримый
измерений, границ, идей...
«Бог всезнающий» - это мнимый,
сочинённый в среде людей.
Постоянство – не совершенство:
совершенство зовёт вперёд
и не рушит, а создаёт,
если вспомнить открытья детства.
___________________________
Размер сознанья и холста
Нам ДО`ЛЖНО СОЗИДАТЬ
ВЕЛИКИЕ ТВОРЕНЬЯ.
Но мы в локальном
жаждем «ДЛЯ ЧЕГО»
ища в смешных размерах...
обновленья
и... просим вдохновенья
у Него,
забыв спросить себя,
чего мы сто`им,
что - ширь для нас,
и что нам - высота?
"где "Демон" наш,
"Над вечным - где - покоем"
в размер сознанья,
мысли
и холста?
____________________
Пурпурному легиону
В большом уме подчас
живёт порок,
внезапно навалясь и побеждая.
И злимся мы, пороку угождая,
и в страхе закрываясь на замок.
Там остаётся он с его армадой –
злорадствующий, глупый и пустой,
но мы живём
волшебным словом «надо»,
в котором смысл –
и ясный, и простой.
Нет грязи только в чистоте безлюдья,
отшельники уходят, чтобы жить
не тем, что есть,
а тем, что ЗАВТРА будет,
и прошлое не смеют ворошить.
В нём – ничего:
лишь слабость лицемерья
и чувства, временем развеянные в прах.
Гоген и Диоген – любой был прав,
однажды хлопнув осаждённой дверью.
____________________________
                  
Дроблёный камышом закат
мазком мерцает вертикальным,
и отражением зеркальным
холодный полнится агат.
Не шелохнётся даль речная,
не покачнётся диск огня...
так сердце верить начинает
в бесценность прожитого дня.
__________________
Художнику
Напиши мне, художник, холодный гранит,
превратившийся в куб без дверей и без окон.
И того, кто – внутри
в размышленье глубоком
свою душу хранит.
Напиши мне, художник, то слово, что он
чертит пальцем на стенах, и стены алеют,
с каждым часом прозрачнее он и светлее
как несбывшийся сон.
Напиши этот свет, эти гибкие руки,
этот солнечный взгляд неземной доброты,
чтобы каждый узнал
дорогие черты
и прочёл письмена,
превращённые звуки.
Напиши мне охрану в железных чалмах,
их уменье молчать и сменять караулы,
как сидят генералы,
пьяны и сутулы,
а при них – две подруги:
Тюрьма и Чума.
Напиши мне как куб превращается в свет,
и охрана в ночи вызывает облаву,
как гранит растекается
огненной лавой,
и как страшен "преступник",
которого... нет.
И "подмога" войдёт, никого не виня,
и увидит охрана, как Странные Люди
им протянут, смеясь.
на сверкающем блюде
генеральских голов
два обугленных пня.
Напиши мне, художник, зачем, почему,
чтобы выстроить жизнь, недостаточно чувства?
Я отвечу тебе:
"В мире света не густо;
что светлее холста,
неподвластно уму".
______________________
Послушать песню на эти стихи
можно по ссылке внизу страницы.
                  
Искус
Перед Материей
нельзя не преклониться,
перед духовностью
нельзя не трепетать.
И тяжело Искусству побеждать,
не преступая ни одну границу.
__________________________
Через тысячу лет
               
Лёгкий дым сигарет
над бумажным листом.
Отложи мой портрет,
дорисуешь потом.
Через тысячу лет
над бумажным листом
лёгкий дым сигарет
в размышленьях о том,
что за штрих, что за свет,
за пронзительный глаз...
Через тысячу лет
все забудут о нас.
____________________
 
Фрагмент перемен
   
Мой куст малиновый -
как Солнце
в полыни горькой
на горе.
Картинка
на холсте оконца,
что полиняет в декабре
и станет белой,
незаметной
меж свежевыбеленных стен –
простым фрагментом перемен,
достойным Бога и багета.
________________
Сад Искусства
                  
В моём саду так много птиц,
которым нет ещё названья,
и не назначены свиданья, –
мой сад не ведает границ.
Я обожаю георгины –
победоносные цветы.
Увы, мы в этом не едины:
наивен я, наивен ты.
В моём саду летает Нечто,
повелевая мне идти.
Его желанье безупречно,
и я в пути, в пути, в пути.
Бывает, молния сверкает,
бывает, дерево горит.
Мой сад меня не выпускает –
он этим что-то говорит.
И сам, порой, под ветром стонет,
но никогда никто никак
его величия не тронет –
ни суд, ни мрак,
ни лютый враг.
____________________
Окно
                
Нам правда не дороже красоты,
что в равной мере стоит размышлений,
и избегая правды как беды,
художник верит в истинность творений.
Он ищет в правде «искреннюю часть»,
пределом рамы отсекая связи.
И так живёт, от Мира отлучась, -
живой фрагмент среди многообразий.
Его миры
вмещаются в окне,
и в том – его надежда и дорога.
Когда во мне - весь Мир,
что
делать мне,
и сколько окон
выпросить у Бога?
_____________________________
В Третьяковской Галерее
Извечный поиск профессионала –
язык для замысла: в нём – сила мастерства.
Не много мы смогли, но и не мало.
А в прошлом изумрудная листва,
как в зале подлинников копия, краснеет.
Так в зале копий подлинник – изгой;
к нему наивный зритель – ни ногой.
Тускнеют рамы и холсты стареют.
Я слышал, кто-то, выскользнув из круга,
вдруг замер у картины, бел как мел.
Он что-то там… услышал,
и – напуган.
И больше не подходит.
«Поумнел».
____________________________
Маленьким художникам
            /Стихи для детей/.
               
На зимнюю живопись –
много ли цвета?
Тюбик тёмный
да тюбик белый.
Это вам – не картины лета,
те, что пишет
кто самый смелый!
А если есть у кого
полшанса
писать Созвездья
с Мирами всеми,
Вам могут тюбик прислать
с Пространством,
и даже тюбик,
в котором – Время.
И Вас научат
творить из света,
нейтрино, квантов
и звёздной пыли
планеты, звёзды или кометы,
но лишь бы только
Вы их любили.
______________
Гимн Аполлону
Люблю художников
в их целях и исканьях!
Художников в познанье
не люблю:
ночные звёзды
в сказочном блистанье,
увы, – не курс,
что нужен кораблю.
Художник – тот,
кто на камнях причала
восславит море,
чей солёный вкус –
слеза любви богов...
Но он сначала
создаст закон,
где точный вывод – КУРС.
_______________________
Критерии
                  
Критериям Искусства
пожалуй, вышел срок:
теперь они – «от чувства»,
им Аполлон – не бог.
 
____________________
Над охрой поля
                  
Над охрой поля –
туч ультрамарин.
По горизонту –
кадмия полоска.
Там лета изумрудный
серпантин
вплела в косичку
тонкая берёзка.
____________________
Существительное без мечты
Когда бы на остров, где жил Робинзон,
забросить художника или поэта,
поверь,  ничего не напишет он.
Мир души – для всего света.
Отклик - словно насущный хлеб, -
и что
есть стимул для всех движений?
... «Глас в пустыне», он тем нелеп,
что сам бесследен в ряду явлений,
где вдоль оценок и красоты
«способен» кто-то пройти надменно.
Но он – не разум.
Он – брак Вселенной:
существительное без мечты.
______________________________
Плоский стишок
                  
Плющ о плоскость стены расплющен –
ткань двухмерная.
Камуфляж.
И дорожка на плоский пляж,
тоже плоская и зовущая.
____________________
Поиск
Поиск в Искусстве
есть поиск Искусства:
оно само для себя – предмет.
В чувственном поиске
нового чувства
ищем вопросы на тот же ответ.
________________________
Натюрморт
                  
Присутствие вещей –
умеренно и строго.
Присутствие вещей –
изящно и легко.
В присутствии вещей –
свидетельство Итога:
насколько мы от Бога
далеко.
_________________
Тебе
Скажи, читатель, а ты бы смог
сам
вдохновить художника
хотя б на короткий скупой мазок, –
на каплю слепого дождика,
на улетающую от костра искру,
на силуэт в Пространстве?
Давай, присядем
у края Странствий, –
я коньячок закажу, икру.
Хочешь, я почитаю вслух
о том, что шёпотом-то боятся,
или
спою тебе
без оваций,
если и ты не глух.
Всё
начинается с красных строк,
пока они
не запеклись.
На, подержи,
я возьму на кисть
и подведу ИТОГ.
_______________
Совет
                  
Купите Ван Гога
и – в светлую комнату,
чтоб «притираться» и привыкать.
Что-то, наверное,
«сломато, скомкато»,
вот и выучит понимать,
вот и вылечит
как проказу
страхи, штампы,
«вводя в искус»,
чтобы поведать о разнообразии –
МАТЕРИАЛЕ СОЗДАНЬЯ ЧУВСТВ.
_________________________
Школа чувств
                  
Тут – Школа чувств
с названием Земля,
и мы обречены, спасая шкуру,
выстраивать из чувств архитектуру
высокую,
как мачты корабля!
И чувствами оценивая чувства –
слагая
в комплекс комплексы -
творить,
и называя естество искусством,
наивно об «объектах» говорить.
________________________
                  
Талант без замыслов –
талант наполовину.
Для восхищённых дев.
И цель его – не даль,
а середина:
претензия и блеф.
__________________
Не верь Искусству
                  
Не верь Искусству – веруй в Естество.
Сумей поверить в то, что не теряют:
(тебе тебя давно не доверяют)
в нём таинство царит и колдовство.
Провозгласи
естественность Искусства,
в нём есть потери, но оно – не лжёт:
вот Инквизитор с чувством книги жжёт.
Бессмертна только достоверность чувства.
_____________________________
Про естество
Ева – беременное существо.
А не беременная – не Ева.
Пиши, художник, про естество,
ато ты – справа, а жизнь – слева.
Марии – двенадцать на Рождество
(девчонка старше уже лукава).
Пишут художники «естество»,
где правда – слева, картины – справа.
____________________________
П Р О В И Д Е Н И Е
или обратный выстрел
                     /Микеланджело. "Сотворение Адама"/.
Нас отрывают от своей мечты
хоть как-то уподобиться Разумным,
и льётся кровь
на струны и холсты
и слёзы – на кресты кладбищ угрюмых.
Охотник, соскользнувший со скалы,
с ружьём, что перед ним гремит о камни,
поймёт себя,
стремясь закрыть руками
направленные на него стволы.
В том Провиде`нья негоримый знак,
что всё же этот божий выстрел грянет!
... А будет жить,
талантливых не станет.
И чем нас вдохновит грядущий мрак?
Со скуки можно всё... что гонит скуку,
ягдташ набит, но сам охотник пуст.
И только Тот, кто нам протянет руку, -
творец Вселенных от избытка чувств.
____________________________
Ключик от бытия
Мы все умнеем до той поры,
пока не охватим умом планету
и не усвоим закон игры:
наш разум – не от Земли, поэты,
не уж ползучий – не бытовой,
и не для драки за выживание
или охоты на Мирозданье:
живут не брюхом, а головой,
куда вместимы все тайны Мира -
не только этого, но и всех,
лежащих матрицами эфира,
а мозг рассчитан на СВОЙ успех;
ему не важно, какое тело,
какая кровь у него и ген.
Он весь – в пути, ибо нет предела
всей иерархии перемен:
чёрный цвет
           превратится в Дыры,
белый цвет
           превратится в свет,
и...  обернётся
волной эфира
Мир
в значеньях от «Аз» до «Zeт».
А по значенью – и плоть, и сила,
как и свобода живого «я».
И если вспомнить, то это было:
ключ... и камера бытия.
_______________________
У окон Рая
              /По мотивам картины Ван Гога "Сеятель"/
Мы столько раз касались окон Рая
нечаянным и лёгким словно сон
прикосновеньем... и печальный звон
витал во тьме от края и до края.
Здесь только так дано услышать Мир
в снегах лавин, что нам судьба готовит...
и даже сила муз не остановит
желанье слабых покорить Памир.
Что может звук без Времени, - о чём?
И что есть Время, чей поток без звука
безжизнен также как сердца без стука,
ведь имя – звук. Им каждый наречён.
Ты стать хотел полётом синей птицы?
Мы станем все, когда нас озарят,
и в нас всё небо сможет поместиться
и в лица, в наши лица, говорят.
Расписывая радугами сферы,
увидит каждый всё, что он искал
в себе самом или в базальте скал,
где гаммы станут эталоном меры,
что сеет разум на лугах планет
бросая зёрна жестом дирижёра
в провалы тьмы насколько хватит взора,
где все считают, будто Рая нет.
_____________________________
Странная сила
            
Странная сила
чужого Искусства –
будто
нездешние воды по руслу.
Будто Комета,
закончив полёт,
сбросила лёд –
он растаяв, плывёт.
Видимо, ждёт,
что когда-то и я
в талые воды
его бытия
тихо войду,
погружаясь душой... –
странный,
космический,
тёплый,
чужой.
___________________
Художник и предмет
          
Художник и предмет.
Художник и предметы.
Зажата кисть в руке,
и в окнах свет,
и перед ним стоит
так много лет
стена мольберта.
А там за нею –
своды Мирозданий;
кому – Миры,
кому – холодный склеп.
И знает он,
насколько горек хлеб
скитаний.
______________________
Э Т Ю Д
С У П Р Е М А Т И З М А
                
Когда Конец Света?
Когда – Тьма.
Тьма не в небе, а в нас самих.
Звёзды... Звёзды...
А там, на них
сколько в небе горит ума!
Сразу понятно, зачем тут мы:
если есть в голове предмет,
то от него отразится свет.
А “беспредметность“ – условье Тьмы.
_________________________
СУПРЕМАТИЗМ
                        /К комментариям Художника Сан Сана/.
- Где он, «Чёрный Квадрат»,
Вы видели? –
Под микроскопом
или в «Чёрных Дырах»,
на белом фоне... стены квартиры... –
соотношенье не объясните ли!
Всё, заключённое в этой раме,
если искренне и «по делу»,
нечто ЧЁРНОЕ ВМЕСТЕ С БЕЛЫМ.
Знак двухцветный.
Почти что знамя.
Беспредметная эзотерика.
Знак невыясненный. Чем заполнится?
Знак "победы над силой Солнца"?
Отчего, Господа, истерика?
Путь к двухмерности – тройка точек.
Можно – в раму, и – с трёх сторон.
И без белого.
Это точно.
Или ЧТО
открывает он?
_________________________
"Чёрный квадрат" впервые был
выставлен К.Малевичем под общим
названием выставки супрематистов
"Победа над Солнцем". /Авт./
Вдыхая высь небес
Ты – Шар, Ты – Круг.
Я воспою квадрат.
Ты светел жизнью?
Я закрашу чёрным.
Ты безграничен?
Что ж, я буду рад
холодной раме,
где ты стал покорным.
Твой пылкий нрав
останется внутри.
Твой сложный Мир,
столь непонятный шудру,
накроет тьма.
А я... останусь "мудрым"
за чёрной стенкой.
Бейся и гори!
Кто ищет звёзды,
тот увидит звёзды
в иллюзии
трёхмерной глубины,
на то и есть
фантазия и воздух.
Лишь Ты и я
в секрет посвящены.
И будь мой зритель
раб или факир,
посланник Сатаны,
предвестник Бога,
нам предстоит
одна на всех дорога
в навечно тёмный
и двухмерный мир.
Легко шагать
без компаса во сне
(в эмоциях
реальность – наважденье),
держа бокал
с шампанским
в день рожденья,
вдыхая высь небес
под первый снег.
______________
Золотой квадрат
Квадрат золотой
на разостланный пол
упал и напомнил,
что месяц прошёл
дождливым потоком, -
бездарный, пустой…
Но вот он:
из окон –
квадрат золотой!
_________________
О райском покое
                 «Цель любой цивилизации – досуг:
                  избавление от нетворческих задач».
                                        /С. Н. Меркулов/.
"Покой" в Раю есть форма беспокойств.
Он - избавленье от нетворческих задач.
В нём есть восторг открытия и плач,
и бесконечность неизвестных свойств,
где от «зачем» до «что» минуя «как»,
слагают мыслью из эфира ткань –
основу мер и форм за гранью грань,
чем строят образ «я».
Там всё не так.
______________________________
«СУД»
Толпа ремесленников
судит
художника
за взлёт ума.
 
Кто не читал,
мечтать не будет.
А Рай с границами –
тюрьма.
______________
_______________
       Художникам.
 
Нас красота природы породила
(она бы пустотой без нас была):
за верность и любовь поработила
и проглотила
души и телa.
__________________________
О Прекрасном
Поверь, мы выше этой жизни –
ведь мы прекрасней, чем она,
а нам твердят, что кто-то лишний,
но в этом – не твоя вина.
Глупей с годами и капризней,
что
есть она без нас, одна?
Уходят кто достойней жизни.
Ведь мы прекрасней, чем она.
_________________________
Капля в Мире
В нём – целый Мир,
а он – что капля в Мире.
И, нищ сумой,
он – сумма сотен дум.
То ль мысль глубока,
а то ль орбита шире,
но он парит,
когда «копает» ум.
______________
Пророчество Леонардо
Кроны замерли
будто мёртвые.
Пульс не прощупывается –
мёртв луг.
Птицы какие-то
непомерно гордые,
тучи... около да вокруг.
Мысли вертятся, беспокойные,
а на полянах роса - лёд.
Было время – летели кони.
Нынче – очередь в самолёт.
От горизонта до горизонта
некому плакать да слушать плач.
Пусто.
И только улыбка Джоконды
розовой ланью
по небу вскачь!
______________
Вертикаль координат
                        /К рисунку Леонардо/.
У нас по талии – горизонта линия,
заря – диафрагма и сердце – полдень.
По плечи – воздух. Атмосфера синяя.
В орбитах глаз – Звёздный Путь, что пройден.
Он выбран был высотою лбов,
кем прочувствован, кем осознан.
А там, во лбах разместился "Бог";
тот, кто нам зажигает Звёзды.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Ниже талии, -
под закат, под вечер –
ночь безбожная,
бесшабашная.
На колени чтоб, и – навечно
в землю, в прах
да в могилы страшные.
Если в рост разогнуться, в полный –
по уставу, по генофонду,
мы с тобой – что кресты безмолвные...
Вертикали над горизонтами.
_______________________________
Диалектика перспектив
                  (Пустозёрский сборник)
Перспектива ТЕХНО,
перспектива  ВИТА.
Перспектива – эхо,
в два конца разбитое
в кульманах, в рулонах –
всё, что мы сумели.
Но горит в иконах
ПЕРСПЕКТИВА ЦЕЛИ
К первой приспособлен
весь постскриптум Рая.
ПЕРВАЯ – удобней.
Но зовёт – ВТОРАЯ:
Всё, что меньше – ближе.
Всё, что больше – дальше.
«мелок» - так иди же! -
стань себе Пристанищем.
_____________________
Восход, закат...
                     «Белый цвет означает добро, мир и счастье,
                      а голубой означает соединение с Творцом, бессмертие».
                             /Исследователь, писатель Альберт Махмудов/(?)
Белый цвет - торжество добра,
силы творчества, благоденствия.
В белое Мир одевался в детстве,
строил Рим под Высоким Ра.
Цвет бессмертия – свет восхода:
жёлто-оранжевый, золотой.
Радуга – ключ от чудес Природы;
в синем – смерть. В нём – финальный вой
партий, фракций, конфессий, фикций,
лжепророков, лженовостей,
флаги «вечно живых» традиций
в лязге гусениц и костей.
______________________________
Гармония и логика цвета
Мне сказал человек в синем:
«Смерть посеешь – пожнёшь любовь».
... Цвета спелого апельсина
я чалму натянул на бровь.
Мне сказал человек в чёрном:
«Хлеб и зрелища!» И в ответ
промолчал я, весь облачённый
в ослепительно белый цвет.
Мне сказал человек в красном:
«Не пойму – себя истреблю».
Как зелёный июнь прекрасен –
Лес от луга не отделю!
Всё на свете имеет цвет:
жизнь и смерть, колдовство и знание,
гордость, слава... - и всё заранее
стоит знать,
и хранить секрет.
Это – просто ступень Гармонии.
в Храм Единого Бытия
и на Марсе, и на Плутоне,
и внутри
твоего
«я».
___________________________
Ф. Достоевский,
"Братья Карамазовы". /Авт/.
Единство противоположностей
Я выбрал алого коня.
Он выбрал синего коня
И я был слева от него,
а он был справа от меня,
и мы летели сквозь беду,
минуя отдых и покой! –
Я правил правою рукой,
он правил левою рукой.
... Осколки тонущей луны
на отмель сыпал океан.
Он говорил, что видит сны,
и говорил, что жизнь – обман.
Я вещи измерял числом,
он в их значениях парил –
порой блуждал,
порой царил...
Я звал надежду ремеслом,
он выход воспевал в стихах,
я рассчитал по строфам ключ...
Замок упал, и - яркий луч
и детский смех,
и белый взмах!
Созвездья, – все до одного, –
слились в дорогу из огня.
Я мчался слева от него,
он мчался справа от меня.
Единый путь, единый мир
вне компромисса «середин».
Я – испытатель, он – факир.
И кто
есть враг,
где Мир един!
________________________
Мой Священный Дар
Я с лицом моим ярче стронция,
и в руках моих – белый шар:
мой волшебный Священный Дар –
инструмент,
что дают на Солнце.
С ним я в прошлое ухожу
или – в будущее, если нужно:
я, дежурный по «лучше-хуже»,
исправляю чем дорожу.
Путь загадочен мой и Млечен
вне пространства и вне времён:
я – Чело для него, он – Вече.
Он – способен, а я умён.
Мы построили сто галактик,
сея смысл во тьму как свет.
Я вопрос ищу, он - ответ,
абсолютный трансформер-практик:
циркуль, скальпель в моей руке,
кисть художника, лира, слово;
он – природа вещей. Основа.
И со мною – накоротке.
Без живущих украсть Творенье,
невозможно построить жизнь,
где на счастье, – его мгновенье, –
космос боли, потерь и лжи.
Ты прости нам, кто свят, кто грешен,
этот жёсткий закон весов,
этот ход часов, что поспешен
и энергию полюсов.
Но однажды любой живой,
воскрешённый на этом фоне,
огласит этот Мир: «Я – Твой,
даже если меня прогонишь!»
_________________________
Бездарность
Бездарное пестрит. Зато – «задаром».
И значит, - в дар. А дарят – навсегда.
Нигде не говорите «нет», а только – «да»,
и Вас завалят битым антикваром,
деталями радаров и фанфар,
аксессуаром в копоти пожаров,
котлами паровозными без пара
и битыми гитарами гусар.
Давно и всё считается товаром,
который был и будет – "Божий дар".
И потому всё реже, что – "на шару",
которая вращает этот Шар.
_________________________________
Душа Искусства
Любую политику вплавь в Искусство,
любую религию... будет ложь.
И это значит, не только чувством
живёт Искусство.
Проверь – поймёшь.
__________________________________
Мастер графики
Этот клювом жив,
этот – пастью.
Да и мы гуртом –
только ртом.
Кто движеньем руки -
мастер,
кто умом,
про того потом.
Не из тех,
кто живёт злобой,
чёрной завистью ли,
добром,
он за жизнью следит
в оба
и рисует её пером.
_________________
Несовместимость
Там, над оврагом,
живёт отшельник
в тихом домике на двоих.
... Она уехала
в понедельник,
"слишком домик, -
сказала, -
тих",
вся из Матрицы,
из инстинкта,
он – из Вечности, из огня.
Такой пустой, безуспешный синтез,
и кто-то плачет, судьбу кляня,
с которой мысли несовместимы,
и жизнь – лишь сумма
обломков чувств...
А мимо свалки проходят мимы,
неся в руках
Зеркала Искусств,
где совместимы любовь и тело,
война и музыка, Рай и Ад,
и всем простимо любое дело –
там Ангел счастлив
и Дьявол рад.
 
_______________
Эклектика
Прекрасному быку рисуя хищный клык,
ты отнимаешь смысл у Мирозданья.
Ты здесь не из любви, а по заданью,
и потому от разума отвык.
Так сочиняя глупого кентавра –
устроив две промежности меж ног –
какую цель достиг? Какие лавры?
Нет у излишеств солнечных дорог.
_____________________________
Фрагменты бытия
Свирепый человек в свирепом мире,
что вырос
в состоянии войны,
он рад, что жив, что сыт и спит в квартире
в объятиях жены и тишины.
Смиренный человек в смиренном мире
боится
оступиться, потерять…
На стрелке часовой дрожащей гирей
повис, кляня седеющую прядь.
Наивный человек в наивном мире
неграмотен, несведущ, «ни при чём» -
пустая фишка в первозданном ТИРе,
он горд своим искусством ни о чём.
Обычный человек в обычном мире
набычен, идентичен, зол и рад, -
«герой» при командире и мундире,
богат ли, нищ ли, мудр как Сократ,
он – среди тех, кто наполняет чаши,
где только горстка душ
в одной из них,
а мир людей – в другой:
саванны краше
с безумьем стад и хищников при них.
Не всякий подлежит изображенью,
не всякий из увидевших поймёт,
что стимул поиска - безумство искажений,
что окружает нас, плодится и растёт.
___________________________
Когда Искусство сползёт на убыль
Когда Искусство сползёт на убыль
и станет чем-то наоборот,
где слёзы "Демона" ценят в "рубель",
и дум Сервантеса тонкий ход,
они пройдут по банкетным залам,
сквозь смог, меж сваями эстакад, -
мальчишка,
которого встретили залпом,
девчонка,
брошенная как водопад,
и гений,
изгнанный
из своих творений,
и "Бог",
придуманный для гвоздей креста...
Что есть "превыше"
судов и прений,
время
вычеркнет.
Как с листа.
___________________
И звук пахуч, и ярок запах
И звук пахуч, и ярок запах,
и свет задумчив и высок.
Шумит Восток и дремлет Запад...
Мы – тут.
И Бог не одинок.
__________________
Примета
Я катаю примету
от предмета к предмету;
каждый признак - как призрак
улетевшего лета.
 
Где-то там, в «мелочах»,
незамеченных всуе, -
вздох, движенье плеча...
чем картины рисуют
по кусочкам сознанья,
собирая утраты,
обрамлённые сканью
их свиданья и даты,
что упали на грани
зазвучавших предметов,
превращённых в приметы,
чья задумчивость ранит.
_____________________
Поверхность
                
Нас поверхность холста влечёт.
Там река из огня течёт –
из закатных вод или звёзд,
и поверхностью манит мост.
Серебристые облака,
а под ними – гладь широка,
семицветна дуга над ней,
а по ней – наши пять коней!
Только искры из-под копыт,
Колесница блестит, летит!
Звёздный свод, говорят, миф,
а красив-то как, а красив!
И минуя зев полымя,
над водой ты найдёшь меня.
Все свидания – на мостах
как предания на устах.
Я с тобой сольюсь, ты со мной
как поверхность
над глубиной.
________________________
К А Ш Т А Н
                        
Вся композиция – в два пятна:
твой силуэт
и твоя машина.
Миг – и она уже
не видна.
Там... в машине...
другой мужчина.
Ты оборачиваешься
мне в лицо.
Всё, что было в нём,
не угасло.
Ты мне что-то
о нас рассказывала,
я тебе примерял кольцо...
И объясняешь мне
неустанно,
только не надо, не плачь;
говори.
Я стою тут...
с собой внутри.
Не пугайся,
я стал каштаном.
Ветви - вот, над тобой -
видишь,
густо, плотно;
ведь будет дождь.
Страшно?
Я нравлюсь
и в этом виде,
и на вчерашнего
не похож.
Страшно, не подходи -
не` с чем.
Как и мне.
Вот такой курьёз.
Ты говори.
Так с тобою легче.
Там...
наверно,
молчишь всерьёз.
Видишь, -
трещина здесь, в Планете,
меж тобою и мной таким –
распрекрасным на белом свете –
сверхзелёным,
сплошным,
глухим.
Ты напрасно вот так вот
тре-пет-на... -
чистоту сохранят
холсты.
Композиция – три пятна
в дождь:
машина, каштан
и ты.
______________
ИЗОпроблема
              /"По делам их узнаете их"/.
                      
"Картину художнику – только начать.
Изобразит что хочет!"
Начало – ничто. Это даже не часть.
Не каждый её закончит.
__________________________
Гений
Для гения сложность есть простота;
его критерий – закономерность.
А уж «последний» он или «первый»,
он не думает ни черта.
Над ним есть Истина
и дорога ввысь.
А что до инстинктов или до социума,
до «выживанья», «бабья» да «поциума»,
всё – локальность
с названьем «жисть».
Он там, где мысль упрямей факта,
вернее, мысль –
там,
где он есть.
Автограф собственного контракта,
он с нами – часть,
а с собою – весь.
______________________
М И Р. 
Триптих.
1. Прекрасный Мир
Прекрасный Мир!
И... противоположный.
Задуманы как два заряда Сил.
Их сосуществованье невозможно
без войн и пуль, без крови и могил,
без памятников истинным поэтам
и лжи о Мире, чем он был вчера,
без страха перед пропастью запретов
и гаснущей вибрации добра.
2. До себя
Несоответствующий словам,
и бессловесен мир, и бесправен.
Ничему, а себе же равен –
и не нам он теперь, не вам.
Рим выстраивал Академии,
Мир – большую войну, тюрьму,
нападения, эпидемии...
Ты спроси себя, почему
«до себя» поднимают Высшие,
«до себя» опускает ноль, -
«Царь и Бог» отведённой ниши.
Небольшая, но всё же роль.
3. Предмет в пальто
Ты думаешь, ничто – совсем ничто?
Тогда на что здесь обращать вниманье! –
любой предмет – объект для пониманья,
особенно, когда на нём пальто.
Мы все – маца, что по Ньютону – «масса»;
обычная жратва на барский стол.
Так звали нас от Ленина до Маркса
«рабочий класс», «наука», Комсомол.
Физическая ценность человеков
увы, всегда была равна нулю,
что... не поднять.
Зато в библиотеках –
собранья мысли, что я так люблю
за их стальную точность арматуры,
чьи чертежи задуманы не здесь.
И на камнях разрушенной культуры
я множу Мир на Время, как он есть.
______________________________
О фильме, кошке и Рембрандте.
                   /«Жертвоприношение».
                   Две реплики А. Тарковскому/
Упрямство – не метод. Не мне, поэту,
высохший ствол поливать водою...
Холст Рембрандта сгорит – и нету!
С кошкой ли выть над такой бедою
с сентиментальностью дилетанта,
всенепричастного, словно детство
о коэффициенте полезного действия
кошки,
пламени
и Рембрандта.
 
Гуляя
между кошкой и Рембрандтом
с вопросом,
что я более люблю,
я б совершил ошибку дилетанта,
банально объясняя почему
практическая значимость предмета, –
расчёт на вероятностный повтор, –
равна нулю:
не повторить портрета.
А кошка...
их, пожалуй,
полон двор.
Проблема ЦЕННОСТЕЙ - проблема говорящих;
но кто рискнёт, чтобы суметь спасти
в огне горящих... где-то на пути
смешных амбиций, слов ненастоящих?
______________________________
П О Р Т Р Е Т
Дышал букетик
сирени белой,
за шёлком штор - столичный свет
и звон карет.
Вам не знаком её портрет?
По тем годам
он сделан смело.
Клянусь на старый эполет,
таких портретов больше нет.
Седой фотограф, видит свет,
художник был
и был поэт.
В разные моды
миром одеты,
прошли по дому толпы лет,
бездушных лет.
И каждый год оставил след
На безмятежности
портрета:
там поистёрся старый плед,
тут потускнел смешной лорнет...
Вы посмотрите на портрет –
в нём жив вопрос
и есть ответ.
Он не досказан
словно сонеты
и тонкой рамкою согрет
от всяких бед.
Исполнен
пламенный обет:
он сохранён!
... Фотограф сед.
Оставим их, зачем мешать!
Закроем дверь. А то (как знать)-
чтo
с этим миром может стать.
Что будет
нaс
напоминать?
______________________
Художник
Качалось ночное марево
над белым лебяжьим хором... –
Я Вас рисовал  на палевом
мельхиором.
Я видел Вас где-то раньше, –
Вы пели другие песни,
и я Вас писал в оранжевом
на небесном.
Вы были мне озарением
в ущелье для обречённых,
я Вас рисовал сиреневую
на чёрном.
Молился о Вас, да где же Вы?!
В ответ – тишина болота.
Я Вас напишу на бежевом
позолотой.
Ужели когда-то сделаю
портрет, превращенный в слово!
Я Вас обрамляю в белое
на лиловом.
Полотна мои непорочные
светлы, да кого очистили!
Но песня моя окончена.
Я опускаю кисти.
_______________________________
Послушать песню на эти стихи -
по ссылке внизу страницы.
_____________________
Портреты любимых
                
Мы пишем
портреты любимых
с рассветом из-под ресниц –
несбывшихся,
неранимых,
не помнящих наших лиц.
_________________
Я Вас пишу...
Я Вас пишу, – чего же боле,
что я могу ещё сказать!
Картины состоят из боли,
что для Искусства – благодать.
_________________________
Холст небытия
Прилипший к рукаву зелёный листик
желтеет на глазах. Я жму звонок...
Как долго, Боже мой!
... Я мою кисти
и стряхиваю
в пыль у Ваших ног, -
портрет окончен.
Мне открыли двери
и я вошёл...
обнять,
прижать к груди...
Я знал, что я услышу,
и не верю:
«Я мёртвая. Не надо. Отпусти.
Я – не она; написана тобою,
я – только холст. Я – линия и цвет.
И, может быть,  совсем её не стою.
И... нет её на свете.
Слышишь, нет!
Ты покидаешь дом,
а я – свою двухмерность
и открываю свадебный альбом... -
любя создателя, надеются на верность:
и ты не предал нас и этот дом,
и ни любовь её, что стала мною,
и не свою любовь, чем стала я.
Ты позвонишь,
и я тебе открою,
вернувшись в тонкий холст небытия».
____________________________
Песня о моём друге
Мой друг не боялся Бога, -
он был у Него солдат;
любил, когда судят строго
и много не говорят.
Я жду, когда Солнце встанет
на ледяной песок, -
убит мой друг на кичмане,
убит сапогом в висок.
Чужая земля не плачет, -
проклятье ей да хвала, -
он здесь ничего не значит;
она его не звала.
По праву судьбы острожной
обглодан мой друг тюрьмой.
Я кости его осторожно
с собою везу домой.
Омою их родниками, -
он чище не пил воды,
и глубоко, как в память,
спрячу его следы.
Звезда его будет рада, -
вернулся её поэт,
а мне ничего не надо,
когда его больше нет.
И кисти его, и ноты
казённый слизал огонь,
за синие горизонты
сбежал его алый конь.
Я искренне рад за Бога, -
мой друг у него солдат!
Поверь, это – очень много;
понять, что такое Ад.
____________________
"Кичман" – штрафной изолятор.
Творчество
На что богатый деньги тратит,
ища художника в себе?
Ведь он помешан на гульбе, -
она не знает слово «хватит».
Поставить точку на холсте,
умея видеть грань финала –
от завершенья до начала
сюжет построив в пустоте
есть преимущество творца;
логичность
целого и части.
Бездарный воспевает страсти,
не видя грустного конца.
На что богатый деньги тратит,
пусть даже смел или умён?
Художник за ошибки – платит,
за пустоту заплатит он.
_________________________
Формалист
Оставь его.
Тут замыслов не сыщешь.
Он занят ФОРМОЙ
собственного “я”.
Таких художников
по миру тыщи рыщут,
и в каждой тыще
истина – своя.
___________________
Форма и содержание
- Форма – ржание.
- А содержание?
- А содержание –
недержанье ржания.
_____________
Чудак         
На свете ищут, и упорно, -
на совесть, а не за пятак,
бессодержательные – форму,
и содержание – "чудак".
_____________________
Левые
                   /Московской "Двадцатке" посвящается/.
Избит, поставлен на колени,
беспечен,
одержим,
ничей,
любой из нас -
бессильный пленник
очарования вещей...
В дождях мы видим бриллианты,
в июньских травах – изумруд,
друзья богов,
рабы талантов,
мы видим свет
и верим в труд.
Вдыхая запахи палитры,
шагая вдаль по лепесткам,
неся мольберты и пюпитры,
не верим мудрым старикам,
служа друг другу отраженьем,
стремимся быть
затем, чтоб стать.
Мы созидаем разрушенье,
ломая Мир,
чтоб Мир понять.
________________________
Авангард
Не ирония
философии,
а "философия"
всех ироний:
с первой – в "фас!"
а вторая – "профиль".
Имидж «я»
на всеобщем фоне.
 
__________
Бубновый валет
Это – движенье "Бубновый валет".
Мы – отражение "да", чтобы "нет".
и отражение "нет", чтобы "да";
все головой и туда, и сюда:
в небе – надежда,
в банке – рубли.
Рвутся одежды,
горят корабли.
Люди, возьмите бесплатный билет
в центр событий – в "Бубновый валет".
_____________________________
У тёмных окон
               /Из рубрики "Стихи о любви"/
Добивался я... и добился;
я купил
этот пылкий взгляд.
А вчера я
остановился.
И сегодня
иду
назад;
под ногами – то град, то гравий...
говоря языком гравюр,
я сегодня – в чужой оправе,
незаметен среди фигур.
Я метался у тёмных окон
плоской "Герники" Пикассо,
схвачен был! И, ломая стекла,
я сбежал
от мадам Тюссо.
Там держали меня под лупой,
был огромный казённый зал...
И я, маленький, голый, глупый,
перепуганно
тёр
глаза.
Подвели меня к чёрной нише
в обрамлении паутин
и сказали (почти неслышно):
"Здесь
любовь твоя,
Господин..."
И рябиной зажглась аллея,
где я шёл за ней позади.
Белых бантиков не жалея,
улети!
Улетай!
Лети!
Отпустите меня!
Пустите!
Пусть останется,
пусть живёт.
Мне уже тридцать пять, поймите,
эта боль меня разорвёт!
Да, я выл по ночам в подушку,
да, стоял у её окна,
и уж если попал на мушку, –
да.
Она у меня одна!
...На большой моей перемене
в батарее зажав ладонь,
я метался
в моём затменье,
и остался
во мне
ОГОНЬ.
Он не гаснет в картинах мира,
он искрится в чужих глазах,
зажигая мосты, сапфиры,
гаснет искрами в образах.
Пламя Слова!
Пожар Итога!
Светлый Рай
и кипящий Ад...
Вы спросите,
вам скажет Гоголь,
как там...
"рукописи
не горят".
____________
Наука логики
День
отшумевший картинами Брейгеля
(капают свечи слезами воска).
Сон
в толчее персонажей Босха,
где бесполезна наука Гегеля,
что не прощения, а объяснений
требуют, просят, толкая к стенке.
Логика ползает – в пол коленки –
вся в опьяненье от совпадений,
видя лишь пёструю несуразность,
с целью в Целое узаконить части.
Только ключ для такой напасти –
просто БИОЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ.
___________________________
Гегель. "Наука логики"./Авт/
Дело не в том, что оценки людей не совпадают,
а в том, что их разнообразие - основа бытия всех и каждого. /Авт/
П Р О П А С Т Ь
Пропасть
меж лётчиком и дикарём
та же,
как между Эйнштейном и лётчиком.
А мы-то - по краешкам многоточием,
и через пропасть орём, орём,
что нам "понятно", что "возвышает"
всякий умственный макияж -
чем примелькавшееся украшают.
Что же, по спросу и вернисаж.
______________________
Рацио и образ
КОНСТРУКТОР ОБРАЗОВ ИСКУССТВА,
художник ты или поэт,
твой метод - РАЦИО, а ЧУВСТВА
затем, чтоб оценить сюжет.
___________________________
Экскурсия
Холодный, вымерзший дизайн
сковал дыхание живого,
и фон событий разлинован,
и тени не содержат тайн.
В пустом сюжете нет добра –
там ядовитая раскраска
глядит на нас всеядной маской.
... И в страхе смотрит детвора.
_________________________
Мера выси
            /Творцам пейзажа/.
Я – не о тех, кто «пишет» лес,
долбя тампон о трафареты, -
о мастерах теней и света,
что воздвигают Храм чудес.
Я – для того, чтобы напомнить,
что их мазки слагают Путь
в Миры, чей дух куда огромней,
чем хаос, заслонивший суть.
Увидеть, отделить, возвысить,
придать значение, воспеть!
И жизни мало, чтоб успеть
понять себя как меру выси,
чьи облака – что корабли,
и даль – немыслима и млечна
как Левитановская вечность
над мысом временной Земли.
_________________________
Ландшафт
            По мотивам художника Александра Грицая
Разворочены ворота,
топчет грязь честной народ,
и вороны чёрной ротой
осадили огород.
В сером черепе сарая –
темнота из двух глазниц.
Только вдоль пути до Рая –
след колёсных верениц.
Переправы, переезды,
перетолки, пересуд:
«Там мальчишек ждут невесты,
стариков – святой приют;
в городах куда напевней!
Там такие, брат, дела!»
А в оставленной деревне
высыхают удила.
__________________________
Художнику Александру ГРИЦАЮ
1. Завет художника
                      
"Судьба" - не гладкая дорога;
вся жизнь – как серединный Путь
меж тем, что "много", да убого
и тем, что составляет суть,
меж сном любви и силой чести,
меж ночью зла и днём добра –
меж откровенностью и лестью.
Во имя завтра из вчера.
Меж красотой и содержаньем
она – как замысел холста.
Учась всему без подражанья,
понять, что Истина – проста:
НЕ ДАТЬ другому есть ОТНЯТЬ.
Дарить тому, кто знает ЦЕНУ,
и между вечностью и тленом
пройти без помысла предать.
Среди количеств и инстинкта,
учась у качества мечте,
шагать как жрец по лабиринту
и не споткнуться на черте
меж безупречностью науки
и смыслом древнего стиха,
прожить не "умывая руки",
не ползать в ужасе "греха".
Где миг рожденья умирает,
что будет завтра – не вернуть,
и честен тот, кто выбирает
свой личный серединный путь
меж тем, что – "плюс" и тем, что – "минус",
меж чар открытий и вина,
чтоб быть собой, не половинясь,
и знать, что Целое – война
 
меж двух стихий: ума и чувства.
Затем и разум, чтоб идти,
творя Величие Искусства
как Серединного Пути.
____________________________
Отличие
Нам не для страха - Величье Искусства
и не для бомбы - законы наук.
Мы расширяем познание ЧУВСТВА.
А паутину террора – паук.
Наша любовь - бескорыстие жертвы
не для архива телесных «побед»;
ядом не травим клинки для Лаэртов,
можете думать, что "времени нет".
Можете думать?
Вот в этом – отличье
Мира разумных от мира Земли.
Мы созидаем не «Храмы Величья»,
просто стремимся к тому, что вдали.
2. На заречных кордонах
            
На заречных кордонах – тишь.
Над водою клубами – дым.
Только каплями – копоть с крыш
под косым дождём проходным.
Два столба с козырьком ворот.
ни забора, ни лошадей...
Говорили, здесь жил народ
очень крепких, простых людей.
Только сбруи пучком впотьмах –
заскорузлые, в трензелях...
ручки плёток, забывших взмах
да неясный рисунок блях,
отслуживших казачий век,
не упавших в ковыль, в гробы...
Там, над холодом тёмных рек,
на кордонах – следы судьбы.
У облезлой стены – киот,
что в нём было – не разглядишь.
300 лет никто не поёт.
На заречных кордонах – тишь.
_________________________
Русское Солнце Ван Гога
Ра–ду-га Ра–дует Ра, -
дуют
над ней вет–ра,
падают
с неба в травы...
В травах – цветов иг–ра!
Делит иг-ру доро-га, -
сколько их там, за мной!
Пью волшебство Ван Го-га –
верую в Рай земной.
_____________________
Ван Гог
             /К портрету доктора Гаше/.
Гаше, приятель, извини,
мне в этом жёлтом интересней -
ему холодный пурпур тесен...
Так зажигаются огни.
Гаше, приятель, посмотри,
как виридон в лазури дышит!
Он – чародей, он форму пишет
и рвёт сознанье изнутри.
Гаше, приятель, это – я.
Вот – ночь моя, а вот дорога.
Я здесь не сам,
я здесь от Бога.
И человек мне не судья.
_______________________
Гоген и Ван Гог
Мудрец Гоген оставил ген,
а вот пророк Ван Гог – не смог.
Осталось областью легенд,
КАКОГО ЦВЕТА
был курок.
___________________
Поль Гоген
Плоды в сиреневых садах
уже поспели на Таити –
другое солнце, извините,
и я уже – не в тех годах.
А тут вокруг – кромешный Рай,
и в тубах масло закипает –
оно меняет цвет и тает,
и выливается за край…
Уже – начало декабря,
пылают ягоды как угли,
и Солнце учится у Джунглей,
лучами радуги творя.
В тени смеётся алый пёс,
и – «груды жизни»  на подносах –
два переполненных кокоса -
под синевой густых волос…
К прохладе розовой реки
я привыкал, как вы, - не сразу…
Меня сожгут;
я – сын проказы,
А вы – музеев знатоки.
____________________
Хижина Поля Гогена
Память о хижине
пламенем выжжена.
Ветер столбы обгорелые лижет...
Ужас бесцветен, он воздухом движим,
всё завершимо,
и что непостижно.
Что вы там слышите,
люди, в Париже,
кто там престижен из вас,
кто ценитель,
если бы даже
вы были поближе,
кто похвалился бы,
пялясь, пристыженно
став очевидцем Величья в зените –
в звёздах,
в огне и пожаре события -
там, на возвышенности
на Таити.
И за "возвышенность"
извините.
___________________________
Он
             
                   /Огюсту Родену
                    на "Врата Филадельфии". "Мыслитель"\
Стоят Врата, людьми овиты –
тела вплетаются в тела...
Над ними – плоскость монолита,
что их зовёт, что их звала
и будет звать.
И много крови
они прольют, стремясь наверх,
топча носы, стирая брови,
дерясь томами разных вер,
пронзая скобами друг друга,
во имя шага, чтобы встать
из заколдованного круга,
усильем выскользнув на пядь,
на кончик пальца, на надежду,
на право быть... хотя бы – так,
и презирать, что было прежде,
держа в зубах златой пятак,
и, наконец-то, монолита
достать рукой, и вдруг понять,
что грань его от взора скрыта –
не перегнуться, не объять!
И падать, правду проклиная,
холмом укрыться и уснуть,
чем усладить того, кто знает,
как труден и недолог путь,
кто увенчал Ворота Ада
фигурой, мыслящей о нём,
с ключами, что горят огнём
в лучах безбрежного заката.
Идут века. Он устаёт
смотреть на «падших,
чтоб подняться».
Он не умеет улыбаться –
он честь безумству отдаёт.
А то бы встал, расправил плечи...
куда спокойней одному
без этой грязи человечьей,
ведь «З Л О   Н А С К У Ч И Л О   Е М У».
_______________________________________
"Громада трёх слов Лермонтова
нашла своё отражение в громаде
трёх цветов М. Врубеля:
глубокий синий цвет
наступающей из горных долин ночи,
пурпур догорающего дня и золотое,
некогда сверкавшее тело юноши
со сломанными от скуки пальцами рук:
"И зло наскучило Ему."
/Александр Блок/
Не этот ли образ "Мыслителя" должен был
увенчать врата Филадельфии?
Д Е М О Н
                            /М. Врубелю/.
Я к звёздам ближе, чем скала,
что дремлет подо мной.
Тут – Золотые Зеркала,
там – полуночный вой.
Дорога вниз не стоит сил,
и непосильна – ввысь.
Я попрошу.
Ведь я просил,
и ангелы сдались
и привели меня сюда,
свершая Благодать,
где я до Страшного Суда
наказан
ждать
и ждать...
WARNING!
Картина «Демон сидящий» от М. Врубеля
предназначена для санкционированного
личного просмотра.
За несанкционированное пользование в целях
ознакомления с ней других лиц наступает
неотвратимая административная и уголовная ответственность.
За подлинность и содержание продукта
компания ответственности не несёт.
_________________________________________
- А это кто здесь?
- А это – Демон.
- Какой?
- Сидящий.
- А где, на чём?
- Ну как сказать Вам... Не наша тема,
и мы, конечно же, ни при чём.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
«Там... в окошке два силуэта...
очень близко, мемориально...
а назавтра - судьба допета!
(Все сказания – о фатальном)».
«Это
строили те-то, те-то.
А потом
разбомбили эти».
«Эта келья – для «тет-а-тета».
«День экскурсии – на билете»;
на японском, своём, английском:
«Там – Онегин жил,
тут – Дзержинский»...
О далёком, чужом и близком –
бюсты, памятники, обелиски...
Все мы – «немцы» да «итальянцы» -
потребители, гои, странники,
биомасса, итог «альянса»:
то ль изгнанники,
то ль посланники,
те же главы одной истории
про зверей, про святых, про войны
за идеи, за территории,
за... «Шампунь! Мы его достойны!»
Здесь подмазано, там подтёрто,
подзалатано – и в аренду.
Гиды,
виды,
легенды города...
Потому что весь Мир – Легенда.
________________________
Идея
« - Идея.
- Идея картины непроста…
- Идея!
- Я же говорю...
- Иде я нахожусь?!»
                      /Анекдот о Л. И. Брежневе
                       у картины М. Врубеля «Демон сидящий»/
Задай себе этот вопрос.
О Мире вопрос.
Всерьёз.
Ответ столкнёт под откос.
Боишься, –
в мозги не врос?
... Невроз?
А там, среди  школьных парт
за «физикой» для умов
как смог
пропустить свой старт? –
но знай, что ответ суров
о плазме как брызгах звёзд
с полётом
в холодный мрак
сжимающейся в кулак...
Предел – ответ на вопрос
с названьем «базальт», «гранит» -
сверхпрочность
как плотность «масс»:
рубин, изумруд, алмаз...
а дальше...
что есть магнит?
... И он оторвёт нутро
до точки – до солнц внутри,
до знанья, что так старо`:
вот – свет надо льдом.
Смотри.
Вот – яблоко.
В нём – «Ньютон»,
полярность, магнитный ТОР
с зарядами с двух сторон.
И в этом – твой Приговор.
Ты вырос из тех семян,
на пересеченье сил,
хозяин, что властью пьян.
Он сеял, а ты косил.
И вот сидишь на скале –
на временности «вершин»
в бездарной тоске, в тиши.
Закат на пустом челе.
Спиной ко всему, что ЕСТЬ
в кристаллах за гранью грань,
где РАЦИО словно скань:
«Познание даждь нам днесь!»
Для мудрого знанья - ключ,
для мудрого Космос - дверь.
Так чем же твой "Бог" могуч?
Лишь лжец восклицает: "Верь!"
Материя – только звук:
в чём суть её без огня?
И в переплетенье рук –
твой ТОР,
что... хранит меня.
____________________
М И Х А И Л У
В Р У Б Е Л Ю
_____________________________
по мотивам «Сирени»
Твоей сирени цвет потусторонний
в агатах,
обрамлённых в изумруд...
Там - что-то... за печалью отдалённой;
благая весть,
что чувства не умрут?
И тихий смех,
и затаённый шёпот,
и невесомый бег
по шелесту листов...
там словно брызги,
маленькие стопы
бегут от нас
на зов
волшебных сов.
И оглянуться
так, чтоб не разрушить
свой хрупкий Мир
о наш трёхмерный взгляд...
Кто знает,
что
спасает наши души,
и что
об этом
в небе говорят,
чьи
огоньки, сплетённые цветами,
мерцанием зовут
в ночной провал –
в его Дворцы
с лиловыми кострами
в закатный свод
на лунный карнавал.
_______________________
Рисунок цветка
                /"Розе" М. Врубеля/.
Рисунок цветка.
Уголки, паутинки... –
кристаллики цвета
как издалека.
Пространство внутри –
огоньки и росинки,
пространство вокруг –
под наклоном штриха...
Предутренний дождь,
что предшествует вдоху,
чтоб выдох прозрачный, -
и свеж, и пахуч, -
как семя Небес;
с неизбежностью рока
в руинах Земли
прорастающий луч.
_______________________________
Г А У Д И
Прокляни меня, покарай,
я пойму, я приму.
Но всё же
где-то Гауди строит Рай -
то ли собственный,
то ли Божий.
___________________
Отражения         
          /Художнику Игорю СНЕГУРУ
           на цикл работ "Плавни"/               
Отражённый отвесный берег.
Отражённое небо – ширится.
Отражённому надо верить –   
в отражениях больше видится.                                                          
В отражения можно бросить
отражённый в полёте камень –
в отраженье качнётся проседь
над глубинами – над Веками,
и – мальков золотые брызги
канут россыпью отражений
в омут пламени – в искаженье
отражённого в волнах диска
или тонкого силуэта
на песчаной ладони мола –
отражённое
в плавнях
лето
хлынет в память водой тяжёлой!
... И останутся отраженья,
чтоб заполнить
судьбу и вены –
отраженья, увы, нетленны:
вся Вселенная – Отраженья
________________________
Алый тюльпан
       /По мотивам картины Игоря Снегура/
Вроде, главный герой фильма,
да бессовестный взгляд пуст.
Бесполётна и инфантильна
диктатура "простых" чувств.
Что-то было... - культура, сдержанность,
тайна личности, глубина...
В общем, - мысль. И не одна.
Значит, - сила. И значит, - нежность.
Значит, ты или значит, я
что-то значили друг для друга
там... за дальней границей Круга –
за пределами бытия.
Но охотник из Новой Матрицы
побеждает в цепи программ,
где по колышкам диаграмм
алым призраком сердце катится,
рассыпаясь на лепестки,
осыпая пыльцой ступени,
на которые лягут тени –
и ни радуги в них, ни зги.
Я могу начертить перила –
ровно, искренне, по прямой...
Только всё для тебя не мило.
Я – не твой, но и ты – не мой.
___________________________________
Москва. Галерея "М`арс" 2001г.
Сон разума или
Ч У Д О В И Щ А
___________________________
               Ф. Гойя.
Сон Разума рождает... нас –
в которых спит уставший разум,
замкнулся круг, увы, не сразу,
но он во сне уже хрипит.
Златая плоть его давно
увяла, призрачно синея,
и Мир синеет вместе с нею
у мониторов и в кино.
___________________________
Художнику Левитану
Нет утешенья нам:
наклон земной оси,
смещенье Полюсов,
дыра в озонном слое,
распад Культур,
падение Руси... –
последний шаг
до "Вечного Покоя".
__________________
Художнику Павлу Белинскому
Спасибо, человек, за твой серьёзный труд,
за продолженье искренних традиций, -
за всё, что забывают и не чтут,
не ощущая силы композиций,
и смотрят глупо в точку, на предмет...
кто видит только цвет, а кто – рисунок.
Здесь равнодушен только недоумок,
каким и будет до скончанья лет.
______________________________
Углы
                      /Художнику Фрэнсису Бэкону/
1.
Родившись
в пространствах нездешних Миров,
встречаясь во времени здесь, на планете,
мы ласку её обретаем и кров,
и, стоя в УГЛАХ,
непослушные дети,
пытаемся вспомнить –
за что, почему
наказаны
ужасом
трёх измерений,
и чем
гениален Божественный гений,
что так непонятен земному уму.
2.
Куб
Я – куб. Тяжёлый куб.
А ты – квадрат.
Она – окружность;
лёгкость, завершённость.
Но квадратура круга – нерешённость.
НЕРАЗРЕШЁННОСТЬ.
Тут и гений глуп.
Я инороден в вашей суете,
конфликты ваши не приносят счастья, -
воспламеняя страсть,
они сгорают в страсти –
двухмерные в листе.
А грань моя над силой тяготенья
не к цели,
а к отчаянью близка.
Ах, знали б вы, в какие измеренья
выводит нас трёхмерная тоска!
_________________________
С А Л Ь В А Т О Р У 
Д А Л И
Накоплю я рубли
и куплю тебе роз –
Сальвадору Дали –
исцелителю коз,
поджигателю снов,
разрушителю тел,
лиходею кино,
чей трамвай улетел,
чей горящий жираф
ускакал и потух,
ибо Гоголь был прав,
а Бетховен был глух.
Если души горят –
по частям или все,
значит Рай как и Ад –
на одной полосе;
задымятся шасси,
колокольчик кольнёт
и душа повернёт
против хода Оси,
и взорвутся вдали
шесть диковинных звёзд!
Я – непрошенный гость.
Ты ведь тоже, Дали?
Срезан город ножом горизонта –
повис над линией, над волнами
меж двух стихий – предзакатным фронтом:
огонь над нами,
огонь под нами...
Хребты висят на холстах Дали –
Чудо-юдо, обросший городом.
Семь капитанов
ведут корабли,
вставив трубки
в густые бороды.
Пейзаж вдоль скорости растянут –
летит у рельсов, спит вдали...
Я отраженьями обманут;
мой поезд – кисть в руке Дали.
Всё вертикальное падёт:
горизонтальное проглотит.
И Солнце
не везде восходит,
и Время
никого не ждёт.
_____________________
Давнее диво
               
Светоносный полёт.
Состояние сна.
Превращенная в лёд,
одесную – Десна.
А налево – олень,
что в оправе дубрав.
Ты не бойся, надень
это пончо из трав,
этот солнечный луч
меж кудрей золотых
заплети
и не мучь
ради Светлых Святых,
ради свалок, где я
находил что искал;
от ручья среди скал
до границ Бытия.
Этот утренний файл-
как ребячья игра,
и ледник, что растаял
в начале Добра
Это – древнее диво
под названьем "Весна",
где в программе прорыва
одесную – Десна;
голубая полоска, –
натяни и играй!
Как в наброске Ороско
под названием "Рай".
________________
Андрею Рублеву
Ни тайну древнего Канона,
ни силу, равную Мечу
в твоих трудах, в твоих Иконах
я не ищу... – я трепещу.
Стальной опорой небоскрёба,
навек закованной в бетон,
клянусь, что самый умный робот
свихнётся у твоих Икон,
и самый яснозвёздный Гений,
на Землю присланный творить,
замрёт и встанет на колени...
Он перестанет говорить.
 
______________________
Д А Н А Я
... Ведь я когда-нибудь узнаю
и я когда-нибудь пойму,
с каким желаньем и – к кому
ты обращаешься, Даная.
Что скажет бес, мне всё равно,
что скажут ангелы – неважно.
Здесь нет таких, кому – не страшно,
и значит, всё предрешено –
и этот жест, и этот шёлк...
ведь я когда-нибудь узнаю
зачем и кто к тебе, Даная,
на эту землю снизошёл.
________________________
Эдуарду Моне
                   «Бар в Фоли-Бержер»
Белая бабочка, бабочка чёрная,
роз хрустальных прозрачный луг...
Недосягаемость
женских рук
в фалдах льна,
в кружевах фарфора.
Берег раковин – жемчуг сладкий,
ряд салфеток – что мачты яхт,
штиль атласный – блестящий, гладкий,
словно счастье в иных краях.
Льдинки - айсбергами в мартини
из ненаших, других широт.
Да и рама иных пород;
неизвестных... как бар в картине.
____________________________
Город Оскара
                 /Оскару Рабину – художнику и человеку/ 
Город потухший, упавший навзничь –
в белых кусках колонн.
Только вагон – одинокий, грязный
всхлипывает под наклон...
Катится, призрак в холодной ряби,
в набережные стуча.
Это почти что – Оскар Рабин
в рамах из кирпича:
"Улица имени Откровения"
с куклой в пустом окне, -
из одиночества, из забвения
детским лицом - ко мне.
______________________________
Ждём в Милане
                    /Художнику Борису Тихонову/.
                    На смерть учителя и другу,
                    преподавателю «Строгановки», 1978 г.
На  Протве в полуночной лодке
пело... нечто из древних снов
сильным голосом самородка
из иных краёв и основ
песней ёмкой, ненарочитой,
песней светлой былых времён... -
стёртых, выжженных, непрочитанных.
И откуда их помнил он?
А какие цветы, танцуя, –
будто возгласы из мечты, –
дочь на майке отцу рисует,
и на солнце горят цветы!
Чайник, чай,
сахарок на чашку...
Самовар да скатёрка льна.
Говорят, «допустил промашку».
И сегодня там – тишина.
Только сотня холстов в чулане
пачка графики да мольберт,
да измятый в сердцах конверт:
«Деньги высланы. Ждём в Милане».
__________________________
Сын
           /Другу и художнику Алексею Тихонову/
Нет человека.
Его забыли.
Мир остался
таков как есть
с кладбищем,
чтобы туда ходили
те, кто как-то...
пока что здесь;
те, что в путь его проводили
как положено.
До конца.
... Сын уснул на его могиле –
сыну некуда без отца.
_____________________________
Тревожность
                 /Художнику и другу
                  Юрию Метельскому посмертно/.
Слепым дождём
завешено окошко
с фигуркой детской на пустом углу,
и клёна ярко-жёлтая ладошка
с утра прижата
к мокрому стеклу,
прозрачна даль
и призрачен пейзаж.
Иллюзии художника тревожны.
Его надежды в Мире – невозможны,
он не торгуясь
платит за мираж.
Он пьёт вино Вселенского заката
как собеседник, что пришёл на пир...
Кто знает,
чем
реален этот Мир! -
Вселенная богата.
______________
Памяти художников
В американском кино художники –
это что-то! И их холсты,
трёхметровые пустопорожники, –
для фуршетов и суеты
сквозь браваду надутых «мнений»
очень личных и сообща.
Мы для них – недоразумение
с нашим знанием о вещах,
с нашей мыслью о назначении,
с нашей искренностью в сердцах,
с крепкой памятью об отцах.
В наших дебрях родятся гении.
_________________________
 
Художнику Юрию Миронову
Как это так,
в освещении – розовым,
и охра...
медью горит в тенях!
Как, чтоб в небе –
бордо и... Звёзды,
чтоб цветы - на златых камнях!
... Что за спирали уходят в воду,
что за льдины висят в дыму?
Как это так, чтоб одна СВОБОДА –
вся, без меры, и одному!
___________________________
Флейта
Наша История укорачивается,
время на горле – всё туже и туже.
Что отхохочется, скоро отплачется:
Мир хохочущему не нужен.
Он как и мы, –  по-хорошему чей-то.
Может быть, это и есть Всевышний
в центре орбит, потому что - Ближний...
вот и в руках у Него – флейта,
чьё многозвучие  - эта Вселенная:
переплетения струн, вибРаций,
где бесконечен каскад мутаций
и во времени, и мгновенно -
чётким рисунком руки Вазарелли,
через каскады прелюдий Баха,
светлой прозрачностью акварели –
беды, печали,
восторг...
и - плаха.
___________________________
Сюжет для поп-арта
Зеркало
крыто не ртутью – золотом.
Искры лампочек -
точки звёзд...
Свет.
И трёхмерной спиралью: «Молодость».
Я отразился – как сердцем врос.
Так и стою
как у края Вечности –
не отвернуть меня, не оторвать:
в толще "зеркала", - мир беспечности,
Мир, что кистью не передать!
_______________________
В. Т.
              /Эпиграмма неудачнику/.
                            «Он в детстве книжки не читал,
                             и не привык. И – не читает.
                             Сидит, и «всё на свете знает»,
                             и от всего уже устал».
«Художник», мастер, культурист,
он начинает день со штанги
и состоит в каком-то ранге,
агрессор, трус и пацифист.
Зато бабьё кричит «Ура!»,
когда он движется в пространстве
в своём физическом убранстве...
туда,
где красит номера,
рисует тигров на капотах...
и держит в рамке под стеклом
академический диплом
для прейскуранта на работы.
«Великим» грамота не впрок.
Уменье есть, ЗАЧЕМ – неясно.
Без смысла живопись напрасна,
а восхожденью вышел срок:
к чему учился, у кого
и для чего, давно забыто.
Его не знают. Карта бита.
И жизнь не вразумит его, -
ни для ума, ни для души,
пуста, бездарна, монотонна.
«Ловцов удач» - рабов канона
разнообразие страшит.
_______________________________
В помощь художнику
Ультрамарин разболтай с белилами
и – небеса 
как писал Васильев.
облако – "газовой сажей".
Сильно!
Жёлто-коричневым – дядьку с вилами.
"Сам раскрась" для образования.
"Наука – жизнь", ибо "Знанье – сила".
Мы, "строители Мирозданья", -
УЛЬТРА! 
Ультрамарин с белилами.
___________________________________
Дилетанту
                      А.Ш.
Вам о законах цвета не сказали
и в тайны форм не посвятили Вас,
но труд зачтён:
Вы всё же доказали,
что фотообъектив точней
чем глаз.
__________________________
О лжи
               \ответ на размышления художника П. Пикассо.\
Эмоции не лгут
в реальности и сне.
Все наши жизни – их материал.
Того, что – нет
никто не потерял.
Приобретают тоже не извне.
_________________________
Т А Н А Т О С
              Художнику Яцеку Мальчевскому.
Я камней натаскал в поле –
я камней натаскал с гор,
дом построил, и жив доколе
подпирает меня забор –
острокаменный, вековечный,
охраняющий дух и род.
Только – Путь надо мною Млечный
да в полях кружит хоровод...
Засмеялась одна, златая,
отпорхнула от белых стай
дева тонкая, молодая:
"Приласкай меня, приласкай!"
Мне под праздники – девяносто;
не иссяк ещё Божий дар.
Тут рукой подать до погоста,
только я-то ещё не стар.
А она меня украшает; –
разноцветный венок на грудь...
не мешает мне, разрешает:
"Я – твоя, ибо долог путь".
Я с травы её поднимаю,
из-под ног исчезает твердь.
Не расстаться с ней, понимаю:
Смерть.
_____________________
Скажи, художник...
Скажи, художник,
ты – откуда?
И расскажи,
зачем ты здесь.
Вот – голова твоя.
Вот – блюдо.
Твой жребий – жадность
или честь?
______________
Эпиграмма плагиатору
Фамилия – «Пириг».
Смешно как «скворечниг».
Откуда-то «взялся»,
зачем-то пришёл
сказать мне, что осы порядочней пчёл,
к тому же сплочённей и человечней.
И что-то украл и свинтил втихаря,
сидит продаёт, будто я не замечу.
Фамилия «Пириг» звучит как «скворечниг»,
где спят воробьи под метель декабря.
___________________________
На правах брюнета
Слизал картинки с Интернета,
устроил выставку, и вот –
стоит, визитки раздаёт
девчонкам.
На правах брюнета.
__________________________
Удачник
Он жил,
придумывая дела –
он плёл
беспроигрышную
паутину.
Взломал музей
и украл картину,
зарыл как пёс,
и она сгнила.
______________
Ценитель и художник
- Мне кент нарисовал картину, -
такой ништяк, я – на ушах;
там горизонт наполовину,
закат...
и Пушкин в камышах!
________________________
Бесу
Красивый хвост!
А где рога? –
опять, наверное, под шляпой!
Не лапай краски и не ляпай,
раз не учился ни фига.
В кругу «опознанных своих»
ты можешь зашибить монету,
но не о ней – искусствоведы;
суд Академий – не о них.
____________________
У бездарных картин
Зачем на это
открывать глаза!
С закрытыми
я вижу поцветнее,
пофантастичнее, и даже
пострашнее –
со всех сторон.
Как видит стрекоза.
__________________
Вернисаж 2015
Чем больше неграмотных, больше покупок.
Рисуйте, художнички, кто – во что...
Вот краска для глазок и краска для губок.
Не галерея, а цирк Шапито!
Все недодуманности неумелых
с новой трактовкой «профессионал»:
мастер – конвейер своих недоделок.
(В день – по пятнадцать картин за «нал»).
Главное – деньги?
И, значит, забудьте
всё, чему учат и преподают.
Будете жить среди грязи и мути:
ценник на рамке украсит уют.
Люди когда-то
считали долгом
глупость услышав, помочь понять...
Сегодня в ответ «созерцают» волком,
их "необъятного" не объять.
___________________________
«Гений»
                   \Эпиграмма\
«Органичность» как ограниченность.
«Композиция» как тупик.
Чтоб, отстаивая привычность,
стать обычным как горный пик,
в чём гарантия (как вторичность),
превратившаяся в Канон.
Не новатор, ни даже личность,
но зато меж другими – «ОН»!
_________________________
Изнанка
Художник в радости – стихийное явленье.
Не возмущён пороками и злом,
в своей душе он не хранит излом,
не ищет путь, не жаждет исцеленья.
И нечего сказать ему в холстах,
но он же знает КАК! Зачем – не важно;
он пишет на продажу. "Всё продажно".
Его картин полно во всех местах.
_____________________________
Искусство USA - 2015
                                 /Комментарий к кинофильму/.
... Фрагменты тел в подтяжках и чулках –
бесплодная мазня под аэрограф.
Нето художник, а нето фотограф.
И всё – в густой крови и синяках.
И – метров пять на пять.
И – популярность,
и визг рекламы, и большой банкет,
и от похвал охрип искусствовед,
киноактёры, геи... - «элитарность»!
А позже узнаю`т, что всё – всерьёз:
художник – мазохист, и всё – с натуры.
Америка – хранилище культуры:
зарытых трупов под кустами роз.
________________________________
Знаменитая неисправимость
Твой глаз – не фотоаппарат,
да и рука твоя – не циркуль.
Сражён эффектами для цирка,
всегда найдётся тот, кто рад
от складок ткани до голов
хвалить "техничность" дилетантства,
не замечая, как не нов
танцор, что не учился танцам.
Ты «срезал путь» и впопыхах
тебе уже не оглянуться,
чтоб сделать подвиг и... вернуться,
притормозив в учениках.
__________________________
Картинки интернета
Чернильный фон картинок интернета,
«раскраска» под пасхальное яйцо.
 
«Должно же у Искусства быть лицо!»
Конечно, да.
И впредь
пребудет это.
___________________________
Копия?
               
Копировать –
не значит понимать
с какою целью
создан был предмет,
и так ли
его надо применять
как применяли
сотни прошлых лет.
__________________
Новатор
Шагает по карнизу смело
новатор Истинных Искусств.
Он пишет на сосульках мелом
признанья в искренности чувств.
И кто не видит – не читает,
но он – один, кто это смог,
и высшей радости не знает:
«Прохожий – слеп,
всевидящ – Бог».
_______________________
Кракелюры
На поверхности Культуры –
кракелюры, кракелюры...
И к тому же – выше нормы:
очень ИНТЕРлестной формы.
______________________
Кранты
Приземлился как Экзюпери;
всюду травы, земля цветёт...
А пустыня лежит внутри.
Приземлился и принца ждёт.
Брось художника к Богу в Рай,
отними у него холсты,
кисти, краски... и Рай - сарай;
скука, полная темноты.
_______________________
П О
З А М Ы С Л У
                 /Эпиграмма с выставки/
Если кто мастерством способен
удивить просвещённый люд,
то ПО ЗАМЫСЛУ узнают
кто земле, кто лучам подобен.
Мир сто лет как смешон и жалок,
и пугают с холстов народ
пара бо`мжей с московских свалок:
Санчо Панса и Дон Кихот.
_________________________
Лица
       /К "портрету Третьякова" И. Е. Репина/.
В моей душе остались лица
в канонах первозданных черт.
Их не забыть. Ведь есть мольберт
и холст на нём,
чтоб удивиться.
А оптимальность пониманья
того, что здесь доступно нам, -
знак соответствия умам
творцов иного мирозданья.
Они с теченьем суток – ближе,
былые лица на холстах.
Но мы живём в своих мирах
смешного, плоского "престижа".
___________________________
На круги своя
Если Звезда – без имени,
это Звезда - ИМЕНИ,
не отгоревшего меж другими,
всеми такими,
кто носит имя.
Что-то кричат именами своими,
а тут – не своё.
Это – имя ИМЕНИ.
... Кто-то сказал Звезде: «Забери меня! –
всё забери, и моё имя!»
В нашем Пространстве
прямая – круг.
Вспомни Рембрандта –
портреты рук.
В них – безмолвие. Тишина.
Имена молчат, ИМЕНА.
_____________________
Обычность и Величие
Между Шиловым А. и Фешиным
нет различия, да и где же нам!
Меж блатным «шансонье» и Цоем
что мы слышим, чего мы стоим?
Как застрявшие «победители»
меж винительным и родительным.
Нет набыченности отличия
ограниченности с Величием.
_____________________________
Открытка
                   /Экологическое/.
Текла река на цветных полотнах,
остановилась на фотографиях
без поворотов,
водоворотов,
без некрологов и эпитафий,
без глубины, измеряемой лотом,
смертью,
любовью,
отчаяньем,
страхом...
ДЛЯ ПОЗДРАВЛЕНИЙ.
Красивое фото.
К празднику –
дню поминания праха.
____________________________
Х О М О   Н О Н Г Р А Т У М
/Отрывок из поэмы "Нулевой житель"/.
12.
В системе общественной гуманологии
человеку-нулю узаконено место:
«ВСЕ ТЕМЫ ЗДЕСЬ, Вытирайте ноги».
И стены -
желты,
высоки,
и отвесны,
как Сьерра Маэстро,
исписаны датами
восхождений.
Х О М О   Н О Н Г Р А Т У М
(Перевод: «блаженный»)
Странное здание.
Порядок сложен.
Мыслят.
Немыслимая тишина.
Эль Греко занят,
М. Врубель – тоже.
Проблема занятости решена.
В глаза с порога – душа Ван Гога:
кольца галактик
и соль дорог.
Горьким мазком постиженье тревог.
Боль-недотрога, да прими Вас Бог!
И рос над хроникой
Босх Иеро`ним
богом иронии,
страха и смеха -
века утеха.
Смотрим и стонем:
«Блажен, кто посетил сей Мир
в его минуты роковые;
его призвали Всеблагие
как собеседника на пир».
Блажен, кто посетил сей Ад,
войдя в продажное пространство
с его бездарным постоянством
в бетонном холоде громад.
Блажен любой, кто верит в Суд,
в Причал печального Харона, -
там самозваные короны
к ногам блаженных принесут.
Сплошь забинтованный человек:
локти – в стол,
голова – в ладони,
стакан...
и граней живой разбег -
лучики солнца.
Урок Гармонии
в жёлтом доме.
- А как название?
- Не догадались? – смотрите, спросится! –
это икона. На золотом фоне.
Портрет Георгия Победоносца.
Люблю большие холсты на стенах:
их как страницу не перевернёшь.
Встанешь, всмотришься, и поймёшь
"зону",
Сталкера...
где-то в генах.
____________________
Это просто Земля людей
Это просто – Земля людей.
Без подвоха и оправданий.
Небосвод – это свод идей,
а внизу – пейзаж испытаний.
Видно гении – дураки.
Не пекутся о «выживании».
А оно у иных - в кармане:
пачка глупости и тоски.
______________________
Причина возникновения дадаизма
                     /Шутка/
Опять балбес нашёл гробницу!
Наплёл, наврал
и вот распух.
И сто`ит сам себя же двух
балбесов в доблести традиций.
Женился на двойной жене,
что родила ему сын-сына.
Что ни скажи ему – «не-не!»
«ДА-ДА» в ответ.
И вот – картина.
___________________________
Рыночный пейзажизм
Какая разная погода
и за такой короткий год!
Многообразье небосвода
с ума сведёт!
Какая смена настроений
картин, ковров, цветов и блюд!
Не знает сна пейзажный гений,
к тому же...
за пейзаж не бьют.
_____________________
Поль сезаннист
- Наш век, Сюзанна, -
сезон  Сезанна.
- Вы из Рязани?
Как несказанно!
 
_______________
Мир неучей
Планета – как на выставке в Манеже;
и не ходи. А заглянуть на миг,
талантов больше нет, а цены те же.
Мир неучей велик.
__________________________
База творчества
Правил базы академической
в построенье фигур и лиц
нет в аспектах биохимических –
в инженерных тисках границ.
Можно Бога молить о случае,
можно выдумать от себя.
Видно, строили мир везучие –
крепко, искренне и любя.
______________________
Старость и бессмертие
               /Пожилому натурщику/.
Теряет краски мир.
Их яркость убывает;
тускнеют запахи,
слабеют звук и свет...
Вы скажете, такого не бывает?
Того, что – в нас,
во внешнем мире нет.
«Привычка – зло»,
мы к чувствам привыкаем,
врастая в них так много долгих лет,
считая их душой и преодолевая
вопросы Мира,
веруем в ответ.
Эмоция - цена.
Она бессмертна.
И ей порой
людских сердец не жаль,
но всё, что остаётся –
снять с мольберта
и вставить в раму
вечную печаль;
сравненье жизни
с творческой идеей,
что в эту жизнь
звала и привела.
Мы – дети чувства,
но тела стареют,
и чувство СТРОИТ
новые тела.
_______________
 
Футурэтюд
Между словом «тогда»,
между словом «теперь» -
только пыль да вода,
только слёзы потерь,
только фото руин
в отпечатках следов,
да понурость рябин
во дворах городов.
_________________
Человек-чемодан
Пустой лакированный чемодан,
он бил себя в дно,
говоря, что он пуст,
и громко катился за мной
по следам;
ему не дано,
ну а мне – не до «чувств»:
швыряя эскизы, я вновь рисовал,
шагая в грязи по траве и бетону,
он их подбирал и куда-то совал,
сшивая холсты,
распрямляя картоны...
Однажды проснувшись в кошмарной ночи
под свист топора над моей головою,
я с ним рассчитаться решил,
но такое! -
он был на замке, 
а в желудке - ключи.
_______________________________
Хрустальный профиль
В прозрачном кубе из стекла
застыл полупрозрачный профиль
как дым...
Кто был влюблённый профи,
и чей талант, и чья рука!
Каким крылом творя пространство
каким велением резца
впорхнула жизнь в черты лица
волнуя локоны убранства?
Прошу, ценитель, не спеши;
здесь нет «пустот»: за каждой гранью
старинный мастер в изваянье
вдохнул мелодию души,
она жива.
Бессмертен он,
чаруя радужной игрою.
Мне даже кажется порою,
я слышу лучезарный звон.
________________________
Прости, художник
Рисунок... цвет... - серьёзная игра,
где композиция твоя тобой играет.
Ты ищешь Ра-курс? Он – по курсу Ра.
Прости, забыл: художник не читает.
______________________________
Сжигая пух и сея прах
Вчера он лез ко мне в друзья,
но оказался мелким вором.
А завтра шёл, одет как я,
с моей манерой разговора
и пил за то, что победил,
рыдая пьяными слезами,
кляня судьбу с её тузами,
где век в шестёрках проходил.
И я спросил его, зачем,
куда, над чем твоя «победа»,
и что потом, - исчезнут беды?
Чем станет тот, «кто был ничем»?
Он молча мазал на холстах,
борясь с законами искусства;
чтоб знанья заменить на чувство,
сжигая пух и сея прах.
_________________________
Контакт
Порой из Высших астральных сфер
диктуют "мудрый" сюжет картины,
подняв "избранника" над рутиной
до планки знанья нездешних мер...
забыв "подбросить" образованье -
былую выучку старых школ.
Столь "Высший Разум", да не учёл
хотя бы курсы ИЗО заранее,
чтоб "звёздный" ребус не лез в умы
"величьем поступи" дилетанта.
А вспомнить Врубеля или Канта,
так высший Разум, пожалуй, - мы.
Шедевры пишут не в коллективах,
и ценность разума - не инстинкт:
коль есть Творец, то и он - один,
и не блуждает в альтернативах.
_______________________________
Создание
                        
                                        
Ты произносишь слово «Бог».
За словом – образ виртуальный;
он - твой.
А чей он изначально,
и КТО – Создатель?
Где ИСТОК?
Ты произносишь слово "я":
«Моя рука, мой мозг, мой разум...»
И "я" - МОЁ". Чья эта фраза?
КТО – "ты" в началах бытия?
И ЧЬЯ потребность создавать
из наших чувств себя и веру,
"добро" и "зло",
Он – за барьером
всего, что словом не сказать.
Ты говоришь "Духовный Мир",
крича из ям материальных
о том, что плоть его реальна,
но ты "наказан", дезертир,
не ощущать, не понимать,
не зная слов для описанья;
ведь Он – за гранью мирозданья,
и этот ОБРАЗ не объять
числом материальных мер:
он создан здесь. Твоим же чувством.
Но Кто-то дал тебе Искусство
творить себя, богов, химер.
_______________________
Друзьям
Писать портреты
со слезами на глазах
успешней,
чем с приветливой улыбкой.
За нею чаще прячутся ошибки,
а безошибочность потерь
живёт в часах.
Они стучат в тоннелях подсознанья,
в кистях,
в сопротивлении холста...
И мы творим свой пропуск в Мирозданье,
где правит красота.
И все придём Туда, поставив подпись
под всем, что мы успели и смогли.
в надежде – прямо,
без надежды – горбясь:
«Примите нас, мы – жители Земли».
______________________________
Деэволюция Созидания
Наверное, жизнь
на Земле продлится,
пока не сдохнет
Разнообразье
и – не сольются чертами лица,
и не осядут...
на «биобазе»
тёмной матрицею Адама,
мама!
________________________
Большие чувства
              /Художнику Яцеку Мальчевскому/.
Большие чувства больше не в ходу.
Тут мельтешит эпоха ощущений.
Их нищий мир не требует сравнений,
их ровно пять, и все с собой в ладу.
Мне говорят: «Любовь – святое чувство»,
дрожа от страсти – временной, пустой...
Любовь как созиданье и искусство –
не этот наркотический настой,
что с каждым стоном выедает душу,
ломает мозг, накапливая власть,
стирая гордость, сея равнодушье
до Абсолюта вскармливая часть:
вот - Плюшкин, вот Коробочка...
Нам Гоголь
всё рассказал,
и ужаснувшись, сжёг!
Кусочки "человечиков". Некрополь.
Вот... слышите за шторами смешок?
Ничто «царит» в телесном безобразье:
уже - ни лиц, ни мыслей, ни сердец
в его бездарно пляшущем экстазе,
что тянет в грязь
и в пропасть, наконец.
____________________________
Времена... времён
«Никто ни в чём не виноват» -
уходит время
вместе с светом...
Вся наша Родина – закат
системы
и её Планеты.
И луч, что вырастил сердца,
на поле разума и чести,
увы, погаснет до конца.
В том нет ни зла,
ни злобной «мести».
Легко ль заполнить пустоту,
манипулируя в «остатках»?
Во тьме без творчества – не сладко
ни под землёй,
ни на лету.
___________________
С И Н Т Е З  (Класс ударных)
                              \Друзьям-музыкантам\
Восемь часов по резинкам. И медленно.
Каждый день, и – за годом год.
В транспорте, дома - "тропой наследия":
звонкие палки – в ладонь...
и вот
режет педаль поперечные доли,
строя поэму с басовым щелчком,
хетт, захлёбываясь поневоле,
вон из-за такта – плашмя ничком!
Опережает, зовёт тарелка.
Всё – в ней: радость, любовь, печаль...
Так суетливо, смешно и мелко
всё, что не стоит игры.
А жаль.
«Двушечки», «троечки», «парадидлы»,
ноты в листах, ксилофон, барабан...
Сунуть в карман бутерброд с повидлом,
в малолитражку – и на автобан!
В полночь в кабинку, с листа – и на диски
с теми, кто рядом и так же чумны:
в музыке дальнее кажется близким –
ближе мольберта с холстом тишины.
      
________________________________
За окном моим
За окном моим – левый берег.
За окном моим – правый воин.
Он земли своей удостоен
по душе его да по вере.
За окном моим – Мир чудесный.
За окном моим – Месяц властный.
За окном моим – плач небесный,
Солнце красно,
да зло напрасно.
А окно моё – холст грунтованный.
И душа болит – нестерпимо ей.
И сижу я тут, арестованный,
и стоит конвой
за спиной моей,
и глядит в окно – диву дивится,
и блестят слезой взоры ясные:
за окном моим – нива нивится,
Солнце красно,
да зло напрасно.
__________________________
О Колеснице забытых богов
            /Скульптору "Аполлона" на фасаде Большого театра/.
В забытой древности лошадок было пять:
пять чувств, несущих
тело-Колесницу.
Менялись Страны, языки, Возницы,
но люди знали
то, что нужно знать.
Теперь их почему-то по четыре,
без органов-отличий на груди.
И словно в обворованной квартире
мы ищем что-то...
Но поди найди! –
где власть глупей, чем жизнь,
там жизнь – конечна,
и Колесница древняя пуста.
Возница-Разум не жалел хлыста –
Он в Вечность мчал что было безупречным.
И, значит, - будет. Свет не обмануть.
А здесь отлитая в чугун и бронзу ложь
пребудет с нами.
Только – ну и что ж!
Кто все века мутил, тот канет в муть.
__________________________________
Совет
Хотите простой, немудрёный совет
ЧТО заменить на ЗАЧЕМ (на время)?
Не надо мне ДА, не спешите с НЕТ –
не посчитайте совет за бремя.
И через парочку-тройку лет
Вы, обладая «прозреньем гения»,
вдруг захлебнётесь в всеобщем мнении
и в возмущении:«ЧТО за бред?!»
________________________
"666
Путешествие 6.
Шествие по путям.
Всё отменяется.
Ко всем чертям.
Всех отменят -
кто был, кто есть
по направлению
№ 6.
Честь - качество,
а не слово.
По гравию - левой,
правой по - по травам.
Кто там - по следу? -
это не ново.
Укрыла осень меня.
Украла.
Маршрут № 6 -
это жест божеств,
шест
над пропастью
в честь
Пришествий,
шаг лесной
под медвежьей шерстью,
вечный поиск времен и мест.
                                                            
Бери экватор,
дели на радиус,
считай шестёрки,
шагай, радуясь.
Температура
в градусах - 36 и 6 -
златых сечений благая весть:
угол зрения -
60.
Шестая умная часть
окружности.
Шаги
возведённые
в степень нужности
в сонных травах
росой блестят,
в гулких залах
скрипят паркетом,
щёлкают ветками
по лесам...-
Жизнь - словно участь,
как часть света:
путь
в Пространстве,
что сделал сам.
__________________
Безграничность
"Человеком является животное, способное отдать
свою животную жизнь за собственную мысль".                                                                                                                           
                                     \Веды\
Нам дали ум, он нами не замечен.
Природа нас поймёт: она сама
учтёт ненужность и пойдёт навстречу –
избавит
от ненужного ума.
Он был набором тонких инструментов,
триумфом инженерии добра,
оружьем построенья аргументов,
себя и всех, кому давно пора
узнать, как расширяет пониманье
обычных фактов
их взаимосвязь,
чей сложный ключ – у разума в кармане,
и он стоит за дверью, не стучась:
с его высот не просят, не канючат,
не судят, не спасают, не дают.
Мы запираем дверь на всякий случай.
Умнее – приоткрыть.
Ведь там нас ждут
его посланцы, сталкеры и «зоны»:
холсты музеев, тишь библиотек
и всё, что расширяет горизонты
любых границ с названьем «человек».
_____________________________
Выше мольберты!
/Отрывок  из поэмы «Перрон»/
- ... И поближе к Врубелю;
он у нас – маэстро.
А что касается людских «наград»,
тут хитрецы на особом месте.
Найдёшь Беатриче, познаешь Ад.
- А я-то думал, что Вы  другой,
к примеру... монументальней, что ли.
- Короче, - прямо (следи за рукой),
вдоль света вверх, - и гуляй на воле.
Тут каждый «строил свою судьбу»:
кто глоткой строил, кто тихо, «мысленно».
Все по инструкциям, по написанному
где на знамени, где на лбу.
У тебя впереди всё начало века,
а я спешу; работы невпроворот.
- Спасибо,
маэстро
Эль
Греко.
Вы – человек!
Тысяча девятьсот восемьдесят второй год.
... Такому как я 
поезда –
ПЕРСПЕКТИВЫ:
в иерархии станций перрон – критерий.
По всем направлениям – альтернативы:
сотни вагонов и двери, двери…
.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
Промчалась Симфония, сердце выпятив,
радугой гамм расплескалась в плоскости.
- Радуга!
- Радуга!
Солнце, сыпьте
со скал искомое тепло в холсты!
Кто же поэта лишит богатства, -
неужто насупленных «измов» слизь?
Выше мольберты, художник, - да здравствует
анти–супре–матизм – ЖИЗНЬ!
... Вдоль света икон и полотен МОСХа
пластаюсь в Канон, расковчежен досками.
Всёвидевшим Оком засел в углах;
нашатырным компрессом трави – не вытравишь,
и тут -
настигло,
сбылась: пришла!
Такая...
и слово найдёшь,
не выговоришь.
в человечьем обличье,
в крылах,  крылатая... -
белым обвалом с высот Беатриче!
(Фатум мурлычет - что ему, Фатуму,
букетик в ручонке! -
он ПОСЛЕ
вычтет.)
Перспектива первая
_________________
Дали ловлю, измеряя шагами.
В экранах колышется хроника города, -
«кодаком» плещет в ущелья век.
Как сталкер, к которому
приходят сами,
шагаю – счастливый, свободный, гордый
в прицеле у века мишень-человек.
Иду как в Аду. Улицы – кольцами.
Пальцы...  запястье... - пожар «подаяния».
Звёздный путь за спиной у Солнца,
даль неведомых расстояний.
- Это сентябрь, Вы полагаете?
- Я понимаю, а что предлагаете?
- Дождь предлагаю, капли на лицах, -
я ведь не знаю, что пригодится;
пара горячих пакетов картофеля
или загадочность Вашего профиля –
что-то от птицы...  от Леды... из Леты...
с привкусом ветра, с запахом льда...
- Леда...  потом.  Как закончится лето.
- Поздно. Сентябрь.
- Нам, значит, - сюда:
супрематической меткой с высоты прицела
в точке схода перспектив-дорог
чёрным квадратом в бетонном белом –
дверь.
... У ног - роковой порог.
Тьма в подъезде.
Дай руку, вестница
(на погибель сердца – на взлёт ума ли!)
Лестница.
Лестница.
Лестница.
Лестница.
Окно на полу - голубой эмалью.
__________________________
Адрес 1 страницы: http://www.stihi.ru/avtor/vmalchev
Адрес 2 страницы: http://www.stihi.ru/avtor/chang

© Copyright: Мальчевский Владимир, 2008
Свидетельство о публикации №108050902294

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Мальчевский Владимир

Рецензии

Написать рецензию

а возможно ли, нагулятся,
там где времени вовсе и нет,
да и нужно ли престараться
введь затюканным выйдет портрет...
я еще почитаю Ваше,
просто и очень емко.....
быстро не получится)
Люсьен Лю   03.02.2009 18:17   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

С таким объёмом наработанного мне самому трудно справиться, Люсьен,
а спешка нужна при ловле блох, как говаривал мой дед.
Успехов Вам в творчестве.
С уважением,
Мальчевский Владимир   13.03.2009 02:31   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Мальчевский Владимир

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Источник: http://www.stihi.ru/2008/05/09/2294


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Тематическая подборка стихов о живописи Поздравления с днём рождения любимому в открытках


Стих про живопись Стих про живопись Стих про живопись Стих про живопись Стих про живопись Стих про живопись


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ