Стих мама ждет сына домой


Верю, сынок, что стих мама ждет сына домой тебе по плечу

Служба на дальней границе.

Ласточкой быстрой к тебе прилечу,

Сказкой сумею присниться.

Как возмужал ты – позволит мне луг

Видеть глазами ромашек.

Вместо меня тебе тысячей рук

В роще березки помашут.

Ласковым ветром коснусь я, позволь,

Солнечно-глянцевой кожи.

Знай, что любая сыновняя боль

Мамино сердце тревожит.

В каждой травинке тебя узнаю,

В облаке, в зяблика песне.

Ведь даже в самом далеком краю

Будем душою мы вместе!

 

Ты лети на крыльях ветерка,

Голубой листочек из тетради,

Чтобы я могла издалека

Кожу загорелую погладить.

Чтоб и домой ты, в пробелах между строк

Заглянул в домашнее окошко,

Ощутил, как пахнет мой пирог

И услышал, как мурлычет кошка.

Ведь письмо – тонюсенькая нить

Протянулась меж сердец влюбленных.

Буду я Всевышнего молить

За солдата и за почтальона.

 

У нас в лугах стоят стеною травы,

Среди цветов не разглядеть межу.

И, как привет тебе, солдатик бравый,

В письмо цветок с родной земли вложу.

Тот колокольчик слышал пенье пташки,

И хор цикад, и арию шмеля,

А белая глазастая ромашка

Рук двух влюбленных трепетно ждала.

На лепестках ее гадать не надо:

Уверен будь всегда в моей любви!

Для матери желанною наградой

Надолго стали весточки твои.

 

Как прожить семь сотен дней и ночек

Посреди больших и малых дел,

Потому что, милый мой сыночек,

Дезертиром стать не захотел?!

Сердце материнское, как птица,

Уловив попутный ветерок,

Хочет на далекую границу

Прилететь быстрее этих строк.

На рассвете там сигнал побудки

В сладкий сон врывается ребят.

Глаз твоих родные незабудки

О далекой Родине грустят.

Ты впервые вдалеке от мамы,

И грустить есть тысячи причин.

Что поделать, если сын упрямый

Выбрал путь отчаянных мужчин!

 

Светит солнце, иль тучи повисли,

Иль грибные дожди моросят –

Лишь тобой мои заняты мысли:

Как там служишь, родной мой солдат?

Верю, как устают твои ноги,

Как мечтаешь вернуться скорей,

По нелегким шагая дорогам,

Что идут сквозь сердца матерей.

Каждый день добавляет морщины

К лику матери время тревог.

Уж не мальчики вы, а мужчины.

Да хранит вас во здравии Бог!

 

Здравствуй, сын!

Привет тебе из дома.

Наш Удмуртский родниковый край,

Где все так привычно и знакомо

Шлет привет. Его не забывай!

А у нас теперь в разгаре лето.

Парк тенистый и прохладный пруд,

Улицы и скверы шлют приветы

И солдата с нетерпеньем ждут.

Вот вернешься – как мы будем рады!

В твою честь зальются соловьи.

И улыбки девушек, их взгляды,

Будут – до единой – все твои!

 

Снова праздник на улице нашей:

Мы письмо получили твое!

Сами ноги от радости пляшут

И соловушкой сердце поет!

Сколько слов и красивых и нежных

В тайниках накопилось души.

Верю я, что остался ты прежним,

Ты, мой мальчик, взрослеть не спеши!

Сердцем вижу, кусаешь ты губы,

Вытираешь со лба горький пот.

Но прошу, не старайся быть грубым,

Чувствам искренним время придет.

Только даже от страсти немея,

Мудрость жизни в словах улови:

Ничего нет на свете сильнее

И верней материнской любви!

 

Ты – мое Величество, сынок,

Ты – моя бесценная кровинка,

Самый лучший на земле цветок,

Трепетного сердца половинка.

Половинка равная – твой брат.

И молюсь я за обоих деток.

Яблоки, в народе говорят,

Недалече падают от веток.

Ты судьбу по-умному крои,

Перед Богом  я за вас в ответе.

Будут дети счастливы мои –

Значит, я не зря жила на свете.

 

Иногда завидую немножко

На котят, что лачут молоко,–

Нежно их облизывает кошка,

А мои сыночки – далеко…

Поиграть в игрушки не успели –

В детстве дни стремительно летят.

Лишь вчера качала в колыбели,

А сегодня ты уже солдат.

На посту в ненастье или в стужу

Вдруг нахлынет памяти река,

И согреет трепетную душу

Теплота родного очага.

 

Сладкий запах яблочного спаса

В городе у нас гуляет летом.

Яблоки ведь те же ананасы,

Но без толстых их бронежилетов.

Меж садов весной домов не видно

И земля покрыта лепестками.

Осень сварит сладкое повидло,

Чтоб зима кормила пирожками.

 

Это не письмо, а разговор,

Тихий разговор с любимым сыном.

Почерка запутанный узор

Связывает нас необъяснимо.

Сразу вспоминаются те дни,

Наши разговоры на диване,

Кажется: вот руку протяни –

До тебя она сейчас достанет.

Для меня ведь ты не просто сын,

А советчик, верная опора.

Как могу я, тороплю часы:

Пусть спешат, увидимся не скоро,

Но пройдет и срочной службы срок

(Письмами давай его уменьшим!)

Встретить тебя выйду на порог

Самой первой из любимых женщин.

 

Рыжий отблеск в прическе березы –

Как в моих волосах – седина.

Знать, уже недалече – морозы,

Даль бескрайняя в поле видна.

Осень в душу прокралась тоскою:

Писем ждать твоих нет больше сил.

Будто кто-то холодной рукою

Мое жаркое сердце схватил.

Режут новости острою бритвой

Из Беслана, Моздока, Чечни.

И, страдая, шепчу я молитвы:

Мое чадо спаси-сохрани!

Ничего нет дороже на свете

Жизни сына, судьбы  дочерей.

И всегда – повзрослевшие дети –

Испытание для матерей.

Лей же, осень, на каждую ветку

Охру желтую, рыжую хну...

Вот прочту я листочек твой в клетку

И тогда с облегченьем вздохну!

 

Писем жду, надеясь лишь на Бога,

Сердцем рвусь в далекий южный край.

Быть согласна нищей и убогой,

Только счастья детям, Боже дай.

Для себя мне надо очень мало:

С солью хлеб да для стихов ­– тетрадь.

Я не для того детей рожала,

Чтоб в войне жестокой их терять.

Пусть всегда светлы их будут лица,

Пусть любовь к ним нежная придет.

Я хочу во внуках повториться,

Чтобы не иссяк наш славный род.

 

Новобранец

Если долг позвал тебя, сынок

И дорога вдаль бежит от дома,

Не спеши переступить порог,–

Оглядись: здесь все тебе знакомо:

У окна стояла колыбель,

Первый шаг ты сделал от дивана.

И теперь, уже надев шинель,

Ты испей водицы из-под крана

И ржаного хлебушка кусок

Обмакни, как водится, в солонку.

Добровольно ты на долгий срок

Покидаешь милую сторонку.

На портреты брось прощальный взгляд:

Дед и бабка тоже там в погонах –

И они пускай благословят

И тебя, и всех друзей в вагонах.

Образок в платочек заверни,

Попроси у матери прощенья,

Ну, а я и месяцы, и дни

Твоего ждать буду возвращенья.

На последок – крепко обниму –

Мы теперь от Бога лишь зависим

И Анисью – бабушку пойму:

Буду тоже ждать солдатских писем.

 

Я старалась не плакать. Ты – тоже

Под ресницами прятал слезу.

Мы с тобою так сильно похожи,

Как весной – две березки в лесу.

Не забуду того воскресенья,

Когда мне, наконец, удалось

Прикоснуться к тебе на мгновенье

Пожелтелою кроной волос.

Аромат белоснежных магнолий,

Верю, в сердце твоем не затмит

Запах дома, знакомый до боли –

То, как пахнет березовый лист.

А когда снимешь знаки отличий

И домой возвратишься, сынок,–

Пусть на голову руки девичьи

Из ромашек наденут венок.

 

Запоют колеса монотонно,

Унося тебя на край земли.

Ты надел зеленые погоны,

Чтобы мы спокойно спать могли.

Где бы ни был ты – всегда мы рядом

И тебя я терпеливо жду.

Стоя ночью темною в наряде –

Не теряй счастливую звезду.

Ведь она и над родимым домом

Разливает свой неяркий свет,

Всем твоим любимым и знакомым

От тебя передает привет.

 

Сквозь пороши тоненькую проседь

Нудный дождь стекло зацеловал.

Пушкин свою «Болдинскую осень»

Не с такой, наверное, писал.

У подъезда клен, тебе знакомый,

Весь обвит «зеленою тоской».

Ведь под ним, когда бывал ты дома,

Мы сидели вечером с тобой,

А теперь здесь слякотно и пусто,

Как и я, он  тоже одинок.

Вечерами я солю капусту,

Но тебе не есть ее, сынок.

Но зато сейчас теплей, чем летом

Вечерами светится окно –

Розовым, уютным ровным светом –

Для тебя в ночи горит оно.

 

Плыли вдаль Колумба корабли,

Нипочем им были расстоянья.

Ну а я величину земли

Ощутила лишь при расставанье.

Мне немного надо: два крыла –

День-деньской летела бы без пищи.

Школьной картой Родина легла –

Там, внизу, на километров тыщи.

А когда в казарменном окне

Спозаранок тинькает синица –

Ты, сынок, подумай обо мне:

То моей душе вдали не спиться.

 

«Никола Зимний»

Вот опять метели прилетят,

Нарисуют на окне цветочки.

Девятнадцать лет тому назад

Подарила мне судьба сыночков.

Оба сына, словно два весла,

На плаву всегда меня держали.

Свою ношу я легко несла,

Двоеликой радуясь медали.

Суждено быть вместе до конца,

Как бы жизнь порой не разлучала,

Я хочу, чтоб братские сердца –

Как одно – огромное – звучало.

Верю я: любовь на свете есть,

Оба вы ее венка достойны.

Берегите дедовскую честь,

Пусть минуют долю вашу войны.

Срок придет, и Юра в отчий дом,

Отслужив, мужчиною вернется,

А Олег получит свой диплом,

И нам снова счастье улыбнется.

 

Пусть сны к твоему изголовью

Приветом из дома летят.

Храним материнской любовью

На дальней заставе солдат.

Покуда, подвластный лишь Богу,

Живет человеческий род –

О детях тоску и тревогу

Лишь Ангел-хранитель поймет.

И он в предрассветном тумане

Врагу не позволит пройти

И веру в добро не обманет,

Опорою станет в пути.

Откуда бы ветры ни дули –

Хотя бы один из них – злой,

Но Ангел от  бешеной пули

Прикроет гранитной скалой.

С тобою зимой он и летом,–

Пока горяча моя кровь.

В бесплотном создании этом

Моя воплотилась любовь.

 

Вниз, к земле убегают ступени –

Как бетонной реки водопад.

Мне труднее спускаться степенно,

Чем вприпрыжку бежать, наугад.

Наш обшарпанный письменный ящик –

Он и другом бывал, и врагом,

Что же в чреве хранит настоящем?

Что подарит мне? «БАНК» иль «ЗЕРО»?

А пока меж тремя этажами

Свежий ветер ласкает лицо.

Вниз бегу и молю тебя: «Маме,

Милый мой, напиши письмецо!»

 

Как неприлично веселы друзья!–

Своей тоской я камня в них не брошу,

Ведь как бы ни хотелось мне – нельзя

Взять на себя судьбы чужую ношу.

И каждый должен сам свой путь пройти

И счастье свое выстрадать. Иначе –

На долгом нашем жизненном пути

Безвкусны будут –

хлеб –

любовь –

удача.

 

Душой исстрадавшейся к сыну прильну

И боль его сердцем впитаю,

И мысленным взором окину страну –

От Балтики и до Китая.

Но сердцу не важно: где – север, где – юг,

Где снежные шапки Кавказа,

Ведь меряет время сердец наших стук:

Пятьсот десять дней до приказа.

Пускай на столе календарь отрывной

Страницы быстрее листает.

Солдат на посту. Над его головой –

Молитв моих кружатся стаи.

 

Мать солдата – чуткая антенна

На одну настроена волну:

Все, что не о нем – второстепенно –

По любому адресу верну.

Между нами, словно пуповина

Есть телепатическая связь:

Если день удачный был у сына –

Я хожу счастливая, смеясь.

А когда лютуют иноверцы

В этой Богом проклятой войне –

Чую это материнским сердцем,

И оно тогда болит вдвойне.

Все вы там, ребята, на «Реданте»,

В автобате, СОБРЕ и десанте –

Берегите Ваших матерей

И домой вернитесь поскорей!

Я хочу, чтоб ни в одной из армий

Не лилась отныне чья-то кровь,

Не  друг с другом воевали парни,

А боролись только за любовь!

 

Нипочем мне любые преграды –

Лишь бы слышать, подушку прижав,

Как звенят невидимки-цикады

В тишине пограничных застав.

Пусть во сне – я увижу те горы,

Седину величавых вершин

И тот «важный объект», на котором

Десять месяцев служит мой сын.

И тебя, возмужавшего очень,–

Мне волшебник покажет ночной.

Буду дни торопить я и ночи,

Чтоб быстрей ты вернулся домой.

Пусть не тот ты вихрастый мальчишка,

И порою берет меня грусть –

Жизни смысл узнаешь не по книжкам,–

Я тобою, сыночек, горжусь!

 

Такой родной овал лица,

Листочек в клетку из тетрадки.

Лежат в письме от «погранца»,

Всего три слова: все в порядке!

Подумать страшно, сколько верст

Преодолел конвертик белый,

Связав далекий твой форпост

И отчий дом, чтоб сердце пело.

Поверив вновь в твое вранье,

В слова, что служба неопасна –

Исчезло мыслей воронье

И мир светлее стал, прекрасней.

Хочу тебе послать в ответ

Всю красоты земли весенней:

Волну сирени, яблонь цвет,

Неугомонных  пташек пенье.

 

Я любовью мечты свои вышью,

Сердцем вслушаюсь, телом устав,

В тишину грозового затишья

Пограничных далеких застав.

Но, тревожась за службу сыночка,

Я не выставлю чувств на показ.

Есть на карте горячая точка

С мягким именем: Владикавказ.

…А на полке тоскуют игрушки:

Целый полк из пушистых зверей.

И становятся за ночь подушки

Тяжелее от слез матерей.

Да, разлука во всем виновата.

Чтоб упал тяжкий камень с души –

Убери с плеч ремень автомата,

Сядь, сынок, и письмо напиши!

 

Ты, мой сын, и умом, и фигурой,

Повзрослел средь суровых ветров.

Ведь не зря дед назвал тебя Юрой,

Чтобы ты ко всему был готов.

Не пугают житейские бури,

Мне спокойно в объятьях твоих.

И мужчинам по имени Юрий

Доверяю чуть больше других.

Твое имя звучит как Победа,

Да и в мускулах – сталь, не кисель.

Жизнь армейскую вдоволь отведав,

Помни Владик, Беслан и Гизель.

 

Да, в народе не зря говорится:

У разлук есть свои имена

И свои невеселые лица,

Всех страшней из которых – война.

Имя подлой разлучницы – водки

Проклинает калека-малыш.

Пьяной песни трагичные нотки

Не шумит, а лишь шепчет камыш.

Нет разлуки коварней измены

С именами Марин и Сереж.

Ты с плакатов гляди откровенных,

Но влюбленное сердце – не трожь!

Пусть скорее в конце ожиданья

Нас закружит с тобой «Венский вальс».

У разлуки моей есть названье:

Пограничный заслон «Верхний Ларс».

 

Лишь тьма ночная с грацией пантеры

Вползет неторопливо во дворы –

Откроются таинственные сферы,

Сокрытые от глаза до поры.

Их созерцать мешают трубы, крыши,

Дома, столбы, антенны, фонари.

Подняться бы куда-нибудь повыше,

Где ожерельем Млечный Путь горит.

В своих горах, сынок, ты к небу ближе

Лишь «звездный ветер» слышит эту тишь

Твои ступни, наверно, тучи лижут,

Когда на боевом посту стоишь.

От детских снов, от жизни нашей мирной

Страна тебе доверила ключи.

А над тобой – как в лавке ювелирной –

Бриллианты звезд на бархате ночи.

Как редко от тебя приходят вести,

Я письма те читаю не дыша.

Давай с тобою ночью взглядом вместе

Дотронемся до звездного ковша!

 

Всегда большое издали видней.

И пусть твоя душа не кровоточит:

Ведь потерпеть осталось триста дней

И ровно триста темных южных ночек.

Всегда большое издали видней.

В разлуке чувства вырастут до страсти,

Но вот пройдет каких-то триста дней,

Придешь домой и всем нам скажешь: «Здрасьте!»

Всегда большое издали видней.

Луна блистает золотом медали.

Ты знаешь сам: четыре сотни дней

Мы ни на миг тебя не забывали.

 

На улице, в поле, в квартире,

В заботах осеннего дня –

Я знаю, что ты – в этом мире

И ты не забыл про меня.

Вкус ягоды приторно-кислой

Горчит в одинокой судьбе,

А нить нескончаемых мыслей

Все тянется-вьется к тебе.

Ее, словно луч-паутинку

Из облачной жди пелены.

Ведь наших сердец половинки

Бальзамом любви скреплены.

 

В тебя, сынок, как в зеркало гляжусь,–

Пускай лицом не очень мы похожи,

Такая же порой во взгляде грусть,

Чужая боль – мурашками по коже.

И всем готов помочь ты, как и я –

Согреть холодных, накормить голодных.

И невдомек, что предают друзья,

Что честным быть давно уже не модно.

Ты по натуре – рыцарь Дон-Кихот,

За правду и добро летишь в сраженье.

От деда с бабой весь наш славный род

В твоей душе находит отраженье.

А вот отца родного жалок путь:

Вдруг к старости и в нем проснутся чувства,

Он в зеркало души захочет заглянуть,

Придет к тебе, а там – темно и пусто.

 

Выжженные солнцем камуфляжи,

На плечах усталых – груз брони.

Из блондинок – лишь одни ромашки

Срочной службы скрашивают дни.

Ждете вы, когда «вертушек» рейсы

Переправят почту на Кавказ,

Чтоб в конверт цветочек эдельвейса

Положить в обмен на италмас.

На огромных крыльях реют птицы –

Не для них – «граница на замке»,–

Ключик от него пускай хранится

В белой нежной девичьей руке.

 

Пусть на вершинах спят снега

Под небом голубым.

Вы победить должны врага

Оружием любым.

Но у врага есть тоже мать,

Любимые свои.

Попробуй с ними воевать

Оружием любви.

Тому же, кто продать готов

За деньги мать, отца –

Пошли вдогонку не любовь,

А девять грамм свинца.

 

Переборем суровые зимы,

Шквал ветров вперемешку с дождем,

И весною – желанный, любимый –

Ты вернешься, ведь мы тебя ждем.

Я надену любимое платье,

Чтоб по улице гордо пройти,

И мужской незнакомою статью

Ты прохожих затмишь по пути.

Город наш уж не тот, что когда-то

Ты оставил в вишневом цвету.

А в тебе – по походке – солдата

Можно смело узнать за версту.

Пусть деревья сменяют наряды,

Нам ненастья теперь нипочем

Ведь со мной – я уверена – рядом

Твое крепкое будет плечо.

 

Все поровну делить привыкли с детства:

Банан, конфету резал острый нож.

Но половинки маминого сердца

В большую жизнь с собою не возьмешь.

Поэтому в груди оно томится,

За сыновьями просится во след.

И лишь святые лики на божнице

Несут  душе надежды ясный след.

Вы искорку мою всегда храните,

Пока не поседеет ваш висок.

Пусть лучше «полетит предохранитель»,

Чем заведется в чувствах холодок.

А мне не страшно стать простой травинкой,

Вскормить собою зайчиков, ежат,

Ведь любящего сердца половинки

Уже не мне, а вам принадлежат.

 

Отсмеялась листопадом осень,

Тучи смяли бархат голубой.

Пролетит сто восемьдесят восемь

Дней, и мы увидимся с тобой.

Впереди еще мороз и стужа,

День рожденья ваш и Новый Год –

Все пройдет, дай Бог! – бывает хуже –

И наступит радости черед.

Зацветут опять деревья в мае,

Кошка вновь подарит нам котят,

Певчих птиц бесчисленные стаи

Враз с тобою с юга прилетят.

 

Свет очей моих, солнышко ясное,

Из далеких краев отзовись!

Пусть пройдет мимо злое, опасное,

И наступит счастливая жизнь.

Мне бы только дотронуться пальчиком

До плеча, до пшеничных волос.

Ты из дома ушел милым мальчиком,

А теперь до мужчины дорос.

О, как хочется, как же мне хочется

Тебя глазом одним увидать…

Наградило меня одиночество

Несменяемым званием: мать.

№40

Придет письмо – и счастью нет конца,

Ненастный вечер солнцем озарится,

Как будто свет любимого лица

Осушит повлажневшие ресницы.

Пришлет в конверте твердая рука

Привет сердечный их Владикавказа,

Но умолчит, что служба нелегка:

Сто сорок дней осталось до приказа.

Позволит почта всем ветрам назло

Прижать к груди заветную страницу.

Вложу в ответ душевное тепло –

И от него бумага задымится.

 

Земля вершит обычный круг

По звездной трассе мирозданья,

А мне – работа и досуг –

Не жизнь, а только ожиданье.

Ведь без тебя не светел день,

Не сладок мед, цветы не милы,

Стерев со лба сомнений тень,

В молитве черпаю я силы.

Мгновения теряют прыть,

Часы – растянуты, размыты…

Не стану время торопить,

А вдруг Земля сойдет с орбиты?

 

Что же я могу тебе послать?

Лишь свои молитвы-заклинанья,

Да стихи в зеленую тетрадь

Напишу с тоскою ожиданья.

Родина забросила ребят –

Нежных и по-юношески пылких,

В край, откуда зяблики летят,

Но не возвращаются посылки.

Даже письма, словно воробьи,

Выбившись из сил, не долетели:

Видно, там опять идут бои

И свистят свинцовые метели…

Сердце материнское сожму,

Слушая безрадостные вести.

Пусть мне будет больно, а ему –

Легче от того, что мы с ним вместе.

Мир с кавказской кручи далеко

Может видеть мальчик мой упрямый.

Но не знает он, как нелегко

Быть семь сотен дней солдатской мамой...

 

Смешаю карточный расклад

И буду думать о хорошем:

Пусть дни, как ласточки, летят,

Растают в лужицах пороши.

Быстрее в яблоневый цвет

Пусть рой снежинок превратиться.

Привыкла торопить рассвет,

Лишь только сон сомкнет ресницы.

И даже если не засну,

Когда тоску утешить нечем –

Рисую мысленно весну,

Минуту сладостную встречи.

 

Дню Рождения.

Два сыночка – милые мне лица –

В вас течет любви моей река.

Скоро вам придет пора влюбиться,

С бритвой познакомилась щека.

Оглянулась: вот уже вам двадцать! –

Все никак не вериться до слез.

Понарошку вы могли подраться,

Но мирились искренне, всерьез.

Как делили поровну конфеты –

Так разлуку делим мы сейчас.

Но уже не за горами лето:

«Погранцы» уволятся в запас,

А студенты выдержат экзамен,

Соберется дружная семья

За столом, отведав тортик мамин,

Вас поздравят верные друзья.

Буду я сыночками гордиться:

Каждый сын – красавец-молодец!

Как два солнца светят ваши лица,

В дом вернется счастье, наконец!

 

Снова сердце мчит куда-то вдаль,

Плавится душа в костре тревоги.

Не поднять над будущим вуаль,

Не узнать грядущего дороги.

И за поворот не заглянуть,

Что нас ждет – известно только Богу.

Как слепцы проходим мы наш путь,

К самому последнему порогу.

Что мы можем? – Лишь сильней огонь

Разжигать, чтоб мог всегда погреться

Человек, щенок, котенок, конь

Около пылающего сердца.

Вот и я  в костер подброшу дров –

Пусть горит в груди неугасимо:

Может быть тогда моя любовь

Как снегурочку растопит зиму.

 

Сядь ко мне, снежинка, на плечо,

Отдохни от снежного балета!

Здесь тебе не будет горячо:

Притупила стужа память лета.

Сядь и позови своих сестер –

Нет в словах моих ни капли фальши:

Ради вас души своей костер

Спрячу я куда-нибудь подальше.

Что вам стоит в предрассветный час,

Когда в снах так хочется забыться,

Легкой стайкой посетить Кавказ,

Где змеею вверх ползет граница,

Прямо на заставу «Верхний Ларс» -

Там два года служит мой любимый,

Может быть в наряде он сейчас –

В серой мгле не пролетите мимо.

Ведь вокруг – утесы, ледники,

И ветра в ущелиях балуют…

Нежно ты коснись его щеки,

Чтоб мои он вспомнил поцелуи.

 

Стоит ли мечтать о лете жарком,

Если хороводница – зима

Новогодним сделала подарком

Строчки из солдатского письма?

Кажется не буквы, а снежинки

В белом поле искоса легли

И от сердца к сердцу паутинки

Протянулись в дальний край земли.

Ты, декабрь, из братьев – месяц старший,

Инеем деревья убирай,

Буду ждать, когда победным маршем

К нам придет кудрявый месяц май.

 

Кавказ под тобою, но ты не один,

Чуть выше – летают лишь птицы.

Великой России ты – доблестный сын,

Стоишь, охраняя границы.

Тут русский, грузин, осетин и ингуш –

Бок о бок – в аулах и селах –

От снежных лавин защищались и стуж,

Гуляли на свадьбах веселых.

Пусть снова в горах – проливные дожди,

Метель кружит, каркают птицы –

Ты стой на посту – ведь для зла и вражды –

Надежно закрыты границы.

 

Много, мало: тридцать восемь дней –

И прости – прощай моя граница!

Почему, чем ближе, тем  – сильней –

Дом родной под яблонями сниться?

Словно стосковавшийся птенец

Рвется сердце в милое гнездовье.

Как вы там? Братишка, мать, отец

Без меня? В порядке ли здоровье?

Эх, махнул, бы, кажется, домой! –

Если б не друзья и не присяга.

Да и ваш заслуженный покой

Поберечь кому-то тоже надо.

Не горюйте! Скоро я приду –

Лишь цветы проклюнутся из почек,

Наконец, смогу увидеть ту,

Чей хранил у сердца круглый почерк.

 

Жду тебя

Жду тебя, любимый мой,

Жду семь сотен дней.

В стужу, оттепель и зной –

С каждым днем сильней.

Знаешь, как душа поет,

Видя письмецо

И на карточке твое

Взрослое лицо.

Пусть быстрей из дальних мест

Весточки летят,

Матерям не надоест

Ждать своих солдат.

Там, на службе, в трудный час

Вспоминай свой дом.

Мы здесь, не смыкая глаз,

Тебя очень ждем.

Ты вернешься, и друзей

Позовем опять,

Кто поддержкою своей

Помогал мне ждать.

 

Что выбрать нам: лукавство или честь?

Слепая материнская любовь…

Как тот котенок, что вот-вот родиться.

Я убеждаюсь в этом вновь и вновь, –

Совсем не так птенцов голубят птицы.

Когда приходит срок, они птенца

Решительно толкают прямо с кручи,

Но с ним летят и вьются до конца,

Пока искусству летному обучат.

Не кое-как, не враз, не напролом,

Опасности преодолеть умея,

Младой птенец становится орлом,

Под небесами грозно, гордо рея.

А что у нас, у мыслящих людей?

Перед дитем все кочки и ухабы

Мать уберет и станет лиходей

Не мужиком, – трусливой глупой бабой.

Да, нам их жаль. И рады бы мы взять

Их ношу на родительские плечи,

Но поглядит с икон Христова мать –

На строгий взгляд ответить станет нечем.

Полынью слезы матери горчат,

Как ждет она сыночка с поля битвы.

Лукавые же пестуют внучат,

А честные – творят с утра молитвы.

А если вдруг опять: набатный звон –

Польстится враг на русское раздолье.

Вы отдадите Родину в полон,

А сыновей упрячете в подполье?

Лукавству овладеть душой не дам!

Скрепляет честь семейные устои.

Зато смотрю в глаза тем матерям,

Чьи сыновья не трусы, а герои.

 

День и ночь готова я молиться,

Проводя в смирении часы,

Чтобы с государственной границы

Поскорее возвратился сын.

Вся земля, как будто в ожиданье

И весна к нам нынче не спешит:

Метео-прогноз похолодания

Верен для оазиса души.

Мне необходим твой лучик взгляда,

Чтобы грусть рассыпалась в клочки,

Сонный сад вдруг вспомнил про наряды

И разжались почек кулачки.

 

Между нами всего лишь неделя,

А забот и волнений – на год.

Уж давно отшумели метели,

А весна все никак не идет.

Хмель черемухи в воздухе бродит,

В речке косы полощет ветла,

Шмель жужжит. Только мне и природе

Твоего не хватает тепла.

Будут росы гореть перламутром

И улыбчивым станет народ,

Как однажды сверкающим утром –

Ты приедешь – и лето придет.

 

Выпью разлуку до донца,

Буду послушна судьбе.

С неба огромное солнце

Светит и мне, и тебе.

Утром взбирается в горы,

Вечером тонет в реке,

С черными тучами спорит

Рядом и там, вдалеке.

Крохи терпенья иссякли,

Близится чувств фейерверк.

Словно последние капли –

Вторник, среда и четверг.

 

Устала природа блистать и лучиться,

Тебя ожидая давно.

Под облаком хмурым нахохлились птицы

И дождик стучится в окно.

Помялись у яблонь кисейные платья,

Растрепою стала сирень.

За два этих года замаялась ждать я:

Когда же придет этот день?

Но надо, чтоб завтра все было красивым –

Об этом погоду молю.

Пусть радует сердце солдата России

Сиреневых гроздьев салют.

 

В бутоне чувств запрячу свои страсти,–

Пускай его хранит моя душа,

Покуда поезд пограничной масти

К перрону подъезжает неспеша.

Душа, она за два тех трудных года

Летала птицею наперекор судьбе,

Снежинкою с чужого небосвода,

Мой поцелуй дарившая тебе.

И вот теперь, когда почти ты рядом:

Уж тормозит тринадцатый вагон,

Еще чуть-чуть, и под знакомым взглядом –

Распустится души моей бутон.

В разлуке он томится, тайно рдея

И в этот миг волшебный, прямо тут –

Прекрасной золотою орхидеей –

Накопленные чувства  – расцветут!

 

Тебя ожидая, осыпались вишни,

С черемухи сдуло фату,

Сирень расцвела ненадолго, но пышно,

А я всю весну тебя жду.

Почти отгорели на клумбах тюльпаны,

Нарциссов закончился век.

Цветочный язык – разноцветный и странный

Не может понять человек.

Понятны всегда лишь одни незабудки:

Кричат: ты про нас не забудь!

Другие укажут часы и минутки

И солнышка суточный путь.

Какие ж цветы принести нам к вагону

В тот  самый счастливый денек?

Чтоб ты был порывом встречающих тронут

И рад – от макушки – до ног?

Пусть даже с калиной придем тебя встретить –

Других не сыскали цветов,–

Ты знай, что не ленты вплетали в букеты,

А Веру, Надежду, Любовь!

 

Седьмое небо

Посвящается замполиту Н-ской части

Ст. лейтенанту  А.Зайцу.

Жили мы, как Боги, – на Олимпе –

Управлял судьбой суровый Марс.

Ветер рвал внизу трехцветный вымпел

Над заставой горной «Верхний Ларс».

Вел в дозор, в тумане по колено,

По крутой дороге замполит.

И скрывала бритвенная пена –

Со времен Ермолова – гранит.

Только тверже скального гранита –

(Сколько раз от пули укрывал) –

Для солдата слово замполита –

Было по пути на перевал.

Сердце парня под вспотевшей майкой

О родных, о девушке болит,

А в руках – «калаш», не балалайка…

Кто поможет? – Только замполит.

Он расскажет быль, а, может, – небыль,

Анекдотом скрасит сонный час:

Говорят, в Москве – «Седьмое небо»,

Я не верю, здесь оно, у нас!

Страх и стыд в кармане не упрятать,

Грозный Терек где-то там шумит,

Но звучит в ушах: «А мы, ребята,

И в бою останемся людьми!»

Иногда слова нужнее хлеба.

И когда срок службы позади,

Замполит, свое «седьмое небо»,

Наконец, я чувствую в груди!

 

Баллада о пограничной собаке

Еще по ночам будут сниться

Бесчисленных гор миражи:

Граница, граница, граница –

Российской земли рубежи…

Я помню с весенним призывом –

Неровный мальчишечий строй,

Хоть было вокруг и красиво,

Но очень хотелось домой.

И в пору, бы, может заплакать

От стертых ботинками ног,

Но вот подбежала собака –

Подросток, почти что щенок.

Презрев распорядок отряда,

Лизнула ладонь языком –

Дворняга по имени Найда –

Дала нам почувствовать дом.

Стремясь угадать в ней породу,

Тогда я подумать не мог,

Что буду делить с ней и воду,

И хлеба последний кусок.

Она, навострив свои уши: –

А что же о ней говорят? –

Умела читать наши души,

Не всем доверяя щенят.

Служа просто так, без присяги –

На подлость имела чутье.

Обманщики, воры, бродяги

Не даром боялись ее.

Пусть, может быть, выглядит глупо,

Но ветру и стуже назло, –

В наряде нас с ней под тулупом

Совместное грело тепло.

Все было: лавины и сели…

Но с грустью поведал сержант,

Что нашу любимицу съели,

Когда оскудел провиант…

 

А мне полюбилось гулять по безлюдью,

Где шепчутся вслух камыши,

Ведь я разучилась дышать полной грудью,

Смеяться и петь от души.

Душа перестала быть гладью озерной,

В ней вечной тревогой – Кавказ.

Едва засмеюсь, и себя я одерну,

А вдруг ему плохо сейчас?

Два года прошли, –

Разве их прожила я? –

В них бедствовал кто-то другой:

Угрюмая, черствая и пожилая –

Нет, я не могла быть такой.

Но вот, в одночасье –

прорвало плотину

Из чувств и скопившихся слез.

Что значит любовь материнская к сыну –

Узнаешь, расставшись всерьез.

Я больше не стану гулять по безлюдью

В том царстве, где властвует грусть.

Один с тобой воздух вдохну полной грудью,

До радостных слез насмеюсь!

 

Весенний призыв

Разметались локоны сирени

Надо лбом, вчера еще чубатым.

И дрожали губы и колени

Женщин во дворе военкомата.

Солнечные зайчики игриво

Прыгали по нежной еще коже,

Мальчики весеннего призыва

Строй равняя, выглядели строже.

Собранней, решительней и старше,

Понимая: это – лишь начало

Громче оглушающего марша

Сердце материнское стучало.

А пришла пора солдата встретить –

Плачет мать, от радости пьянея:

Как ни трудно достаются дети,

Сыновья еще в сто раз труднее.

Кто за это женщину осудит? –

На перроне шумного вокзала –

(Для нее на миг он стал безлюден) –

Мать сыночка заново рожала.

 

Послесловие к циклу «Жду солдата»

Ну, разве ты в том виновата,

Что судеб разрушилась связь,

Когда ты мальчишку-солдата

Из армии не дождалась.

И что со звездою конверты,

Помятые, как воробьи,

Назло и цензуре, и смерти,

Летели не в руки твои,

Что чувства, как осы, уснули

В душе, не дождавшись тепла.

И сердце солдата от пули

Чужая любовь сберегла.

Зачем тогда солнечным летом,

В момент, опьянев без вина,

При встрече с «зеленым беретом»,

Кольнет твое сердце вина?

И в зное, как в ревности плавясь,

Уж зная судьбу наперед,

К девчонке почувствуешь зависть,

Что рядом с солдатом идет.

И станет немного обидно,

Что та – хороша без прикрас,

К тому же по личику видно:

Она-то его не предаст!


Источник: http://semyarossii.ru/czarskoj-seme-s-lyubovyu/lsemya-osnova-gosudarstvar/i-konkurs-2011/luchshie-raboty-v-avtorskoj-redakczii/item/30-%D1%86%D0%B8%D0%BA%D0%BB-%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B2-%D0%B6%D0%B4%D1%83-%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B0.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Стихи сыну от мамы в армию - бугага Сценарий по секрету всему свету для детей


Стих мама ждет сына домой Стих мама ждет сына домой Стих мама ждет сына домой Стих мама ждет сына домой Стих мама ждет сына домой Стих мама ждет сына домой