Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018


К юбилею Фестиваля молодежи и студентов, который прославил на весь мир песню «Подмосковные вечера», «АиФ» достает из архива интервью с Владимиром Трошиным, который буквально вытащил эту песню на вершину славы.

Владимир Трошин. 1993 г.

Владимир Трошин. 1993 г. © / Юрий Сомов / РИА Новости

60 лет назад, 28 июля — 11 августа 1957 года, в советской столице с размахом прошел VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов (ВФМС).

Полмесяца в Москве делали все возможное, чтобы поразить и даже в хорошем смысле шокировать зарубежных гостей. Воплотить в жизнь самые смелые замыслы было непросто, поэтому подготовка к грандиозному мероприятию началась за два года. В результате белокаменную посетили 34 тысячи человек из 131 страны. И на сегодня это самый массовый ВФМС в истории. Немудрено, что спустя девять месяцев после праздника было зафиксировано рождение 531 «фестивального» ребенка. 

Марк Бернес отказался петь

Однако главным достижением праздника были все-таки не новорожденные, а уже состоявшиеся взрослые люди, деятели культуры и искусства. Высоких наград удостоились Эдита Пьеха, Марис Лиепа, композитор Андрей Эшпай, артисты цирка Маргарита Назарова и Константин Константиновский. Взлетели по карьерной лестнице Людмила Зыкина, Майя Кристалинская, Нани Брегвадзе. Стал известным клоун Олег Попов.

Песня «Подмосковные вечера», ставшая настоящим гимном фестиваля, получила Первую премию и Большую Золотую медаль. Позже попала в Книгу рекордов Гиннесса — как самая исполняемая песня. А ведь могло случиться так, что никто и никогда о ней не узнал бы. Кроме самих авторов и нескольких приближенных лиц.

Казалось, все в истории возникновения «Вечеров» было против них. С самого начала песня никого не зацепила. Уважаемые авторы — композитор Василий Соловьев-Седой и поэт Михаил Матусовский — вынуждены были признать, что произведение не удалось. И даже Марк Бернес, который, казалось бы, любую песню мог превратить в хит, сразу же отказался от исполнения, раскритиковав «нелепый» текст. Потом, конечно, жалел. Но было уже поздно.

Позже «Вечера» споют Анатолий Соловьяненко, Георг Отс и многие другие советские и зарубежные певцы. Причем, на разных языках мира. Однако первым и лучшим исполнителем «Подмосковных вечеров» до сих пор остается любимый многими поколениями Владимир Трошин. Непрофессиональный певец, но актер-мхатовец, в 24 года получивший Сталинскую премию. Это у него — первого из советских артистов — вышел в США золотой диск. Это с ним секретничали за кулисами Клавдия Шульженко и Лидия Русланова.

К сожалению, в последние годы жизни Владимира Константиновича от былой славы не осталось и следа. Его уже редко приглашали выступать. Как правило, это было в День Победы или 23 февраля. Иногда звали на юбилеи крупных фирм. «Пока живо мое поколение, с голоду не умру», — улыбался Трошин. А сам с весны до осени пропадал в деревне за 300 км от Москвы, где выращивал кабачки и помидоры, которые хранил, как многие дачники, под кроватью. В добротной сталинке в конце Ленинского проспекта. Там мы с ним и беседовали. 

Один из спектаклей Иосиф Сталин смотрел 14 раз

Татьяна Уланова, «АиФ»: Интересно, Владимир Константинович, что это был за спектакль, за который вам вручили Сталинскую премию? Не иначе о «вожде всех времен и народов»?

Владимир Трошин: Не угадали. Мой герой — сельский изобретатель Иван Яркин — все хотел придумать что-нибудь такое, чтобы улучшить жизнь односельчан и поскорее приблизиться к коммунизму... Сталинскую премию за этот спектакль получили несколько человек. Сталин ведь был театралом, посещал почти все премьеры. Один из наших спектаклей он, например, смотрел 14 раз.

А вот на государственных приемах и загородных вечеринках мне бывать не доводилось. Я всегда был стеснительным и предпочитал оставаться в тени. Начав учиться в студии МХАТ, я почти сразу произвел впечатление на Качалова. Василий Иванович сравнивал меня с молодым Шаляпиным, пророчил большое будущее и не раз просил зайти к нему домой. Я так и не зашел. Теперь понимаю: будь я посмелее, может, встреча повлияла бы на мою дальнейшую карьеру. А я ведь даже удостоверением лауреата Сталинской премии только раз и воспользовался. Мне очень хотелось попасть на какой-то фильм, а билетов не было. Стоявшему передо мной в очереди Герою Советского Союза сказали: «Извините, товарищ». Я на всякий случай протянул свое «сталинское». И вдруг: «А вам — пожалуйста...».

К слову, о театре я никогда не мечтал. Родители жили на Урале, в деревне. В 1934 году, когда был построен «Уралмаш», перебрались в город. Сложно сказать, как бы сложилась моя жизнь, если бы однажды я не пришел за компанию с другом в дом культуры. Пришел и остался в драмкружке.

— Что же, вы случайно оказались в театре?

— Получается, так. Я долго выбирал, кем стать: геологом, астрономом или врачом. Закончил 9 классов. А тут знакомые ребята из драмкружка поехали поступать в Свердловское театральное и взяли меня с собой. Вечером, когда все закончилось, вышла женщина и уставшим голосом спросила: «Ну, кто еще?» Друзья-озорники буквально втолкнули меня в кабинет. «Что будете читать?» «Я... Я... ничего...» «Ну, что вы, молодой человек, кривляетесь?!» Поняв, что влип, я прочитал выученную в школе «Тройку» Гоголя, сказал: «Спасибо, до свидания» и направился к двери. «Нет-нет! Прочтите еще что-нибудь». Я вспомнил пушкинское «К морю». Мне опять: «Вернитесь. А басню?» А басни я не любил. Пришлось извиняться: «Я не собирался поступать, и документов нет, и школу не окончил...» «Ну, хорошо. Если мы вас примем, когда вы сможете сдать экзамены за 10-й класс?» Я пообещал сделать это осенью, и меня взяли. Вскоре приехала комиссия из МХАТа набирать молодежь в студию. 

Владимир Трошин (справа) репетирует новую песню с композитором Эдуардом Колмановским. 1963 г. Владимир Трошин (справа) репетирует новую песню с композитором Эдуардом Колмановским. 1963 г. Фото: РИА Новости

Лидия Русланова наказывала: «Не вздумай учить ноты!»

— Дальше вы стали актером МХАТа. Певческая карьера развивалась параллельно?

— Петь я начал еще в Школе-студии. Позже много работал с Шульженко. Однажды она подошла ко мне за кулисами и говорит тихонечко: «Володя, они меня совершенно не понимают... Они все певицы, а я нет. Вот ты поймешь...»

Актером, а не певцом был и Утесов. Мое знакомство с ним началось со скандала. Григорий Александров пригласил меня переозвучить фильм «Веселые ребята». Я долго не соглашался: мол, как же так, это неприлично. Режиссер успокоил: да он сам назвал твою кандидатуру... Мы работали бок о бок с Любовью Орловой целый месяц. Она озвучивала свою речь (пела за нее Ивантеева из филармонии), я записывал заново и голос, и песни, исполненные ранее Утесовым. А когда работа была закончена, получил от него письмо. Утесов был страшно раздражен: «Как вы могли! При живом-то артисте!..» Мы три года не разговаривали, если приглашали в один концерт, я отказывался от участия. И вдруг случайная встреча в провинциальной гостинице. «Леонид Осипович! Давайте, расскажу, как все было...» Оказалось, Утесов все это время жил в неведении, а узнав правду, удивился: поздравление «Да? Ух, Гришка! Ух, подлец! А Любка?! Как она могла?» После чего предложил «по коньячку», и мы помирились. 

Интересной была моя встреча с Лидией Андреевной Руслановой. Раньше на «праздники искусств» в провинцию привозили по 50 лучших певцов, актеров, режиссеров. Стадионы были полные. И вот сидим мы с Руслановой в перерыве одного из таких мероприятий в буфете. И вдруг она говорит: «Володь! Купи мне кофию и вон ту пирожную... Тока я жадная, денег не дам. Зато расскажу один секрет». Я взял ей чашку кофе, эклер. Она все выпила, съела. «А где же секрет?» «Какой секрет?.. Ах, да, да... Володька, нот-то я не знаю!..» «Лидия Андреевна, всю жизнь мучаюсь, что не знаю нотной грамоты...» Русланова: «Володька! Не вздумай учить ноты! Сразу станешь хуже петь!» 

Марлен Дитрих и рюмочка коньяка

— Как же с таким «недостатком» вас допустили к участию в концертах Марлен Дитрих?

— Сам удивляюсь. Я был смертельно напуган: как же так, люди пришли на Марлен, а вынуждены будут целый час терпеть меня. Страшно волнуясь, я все-таки выступил и заметил, что во время моего исполнения Дитрих в халатике стоит в кулисе. В свои 62 Марлен выглядела лет на 30, но я-то видел, как «делается» ее личико в течение 2-3 часов. Как она ходила, как подавала себя, какие потрясающие у нее были платья! 

В Москву Дитрих привезла целый штат обслуги. И пока она выступала, одна девушка все время стояла в кулисе. В руках у нее был поднос с 3 рюмками коньяка. Исполнив несколько песен, Марлен уходила со сцены. Выпивала рюмочку и шла работать дальше.

Неделя московских концертов пролетела незаметно, после чего в честь знаменитой Дитрих был организован шикарный прием. Меня посадили рядом с Марлен. Ей налили коньяка. Ну, думаю, сейчас бабушка надерется! Мы просидели на банкете до четырех утра. Свою рюмку Марлен так и не выпила. Допинг ей нужен был только для выступления. Перед отъездом она подписала мне свое фото: «Владимиру — Дитрих»... 

Соловьев-Седой даже подскочил на стуле

— Когда Соловьев-Седой и Матусовский написали «Подмосковные вечера», вы были уже известным артистом, выступали на эстраде. Зачем вам нужна была неудавшаяся, по мнению авторов, песня?

— Что-то меня в ней зацепило. После записи песен к фильму о Спартакиаде народов СССР в 1956 году я случайно услышал из студийного магнитофона красивый баритон. Это был известный певец, артист Большого театра... Я спросил, что за песня. Все только замахали руками: «Это в корзину, не получилось». «А если спеть ее по-другому?..», — начал было я. Но меня даже не стали слушать: «Нет-нет, некогда, оркестр устал». Подошел злой Соловьев-Седой (он не выпил, а работать на трезвую голову ему было сложно): «Ну, что ты тут, понимаешь... У меня в Ленинграде три года никто не мог ее спеть! Плохая песня! Я хотел пихнуть ее в кино, чтобы она хоть там прошла, но все равно провал. Скучно! Вот и Мишка Матусовский подтвердит...» Интеллигентный Матусовский «подтвердил»: «Действительно, Володенька, мы много пытались... Не вышло! „Песня слышится и не слышится...“, „Речка движется и не движется...“ Ни о чем песня, нечего тут пробовать!» Тем не менее, композитор смилостивился и в перерыве сел за рояль.

Когда я закончил петь, Соловьев-Седой даже подскочил на стуле: «Да? Ух ты! А ну-ка, еще! Давай, давай!» 

Спустя какое-то время «Подмосковные вечера» прозвучали в передаче «Доброе утро». Что случилось потом, сейчас сложно представить. Была весна, люди выставляли на окна приемники, и отовсюду звучали «Вечера». А через год они стали главной песней на Международном фестивале молодежи и студентов в Москве, и слова, ее и музыку узнали во всем мире.

Владимир Трошин ушел из жизни в 2008 году.

Подписка

Также вам может быть интересно

Читайте другие материалы рубрики «Персона»

Оставить комментарий Комментарии (1) Все комментарии
Источник: http://www.aif.ru/culture/person/pesnya_ni_o_chem_kak_vladimir_troshin_spas_ot_provala_podmoskovnye_vechera



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

10 легендарных песен периода Великой Отечественной войны Поздравления маме крестника своими словами


Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018 Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018 Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018 Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018 Новогоднее поздравление соловьева удмуртия 2018